Беженцы с Украины, которые приехали в Алтайский край, рассказали свою историю

0 10
0
(0)

Беженцы с Украины, которые приехали в Алтайский край, рассказали свою историю

Наш край, как и вся Россия, принимает беженцев с Украины. Тех, кто преодолел тысячи километров ради мира и безопасности. Для читателей АП – истории из первых уст. Имена и фамилии изменены.

«Мы россияне»

Вооруженные люди в форме с сине-голубыми нашивками вломились в Серёжкину квартиру в середине марта. Короткий приказ освободить верхние этажи, и вот уже Воронины, Серёжа, папа и бабушка – на улице, без дома, тепла и еды. «Нацики»,  – догадался мальчик. Вместе с соседями они спасались от холода, кое-как устроившись на лестничных площадках. Стрельба и бомбежки не прекращались. Дом подпрыгивал и покрывался трещинами. Привычный мир катился в тартарары. Когда «герои» ВСУ забросали девятиэтажку фугасами, люди выскакивали из подъезда кто в чем был. Успели, правда, не все. Дети, оставшиеся внутри, горели живьем, кричали, молили о спасении. Спасти их не было никакой возможности.  

В эту ночь у Серёжи появилась седина. Ольга Олеговна поглаживает короткий ежик 11-летнего внука, вспоминая, как в сантиметре от его головы пролетел осколок. Она говорит тихо – в каждое слово надо вслушиваться: «Вы живете своей обычной жизнью, а мы – подаренной. Потому что выжить не надеялись».

О том, чтобы оставаться там, где им сожгли душу, не было и речи. Как только российские военные, вошедшие в Мариуполь, стали составлять списки желающих уехать в Россию, Воронины записались. Они выбрали Барнаул. Родня помогла им с жильем, и глава семейства устроился на завод. Серёжа, юный спортсмен, уже знает, в какую школу пойдет осенью, в какой секции будет тренироваться. Они теперь не беженцы, они россияне.

«Надя, мы живы»

Бондаренко тоже из Мариуполя. Два месяца отец с матерью, их дочь с зятем и старенькая тетя сидели в холодном подвале многоэтажки без еды и связи с миром. Наверху, где свет божий, все бахало и взрывалось. Когда в короткой передышке вдруг заработали мобильники, Артём Бондаренко дозвонился сестре в Барнаул: «Надюша, родная, живите за себя и за нас. Нас постоянно бомбят. Мы скоро умрем», – успел сказать мужчина. Вновь начался обстрел.

Когда в пункте временного размещения на границе с Россией их впервые покормили, простой хлеб был им вкуснее пирожного. А увидев телевизионщиков, Артём закричал в камеру: «Надя, мы живы! Едем в Барнаул!». 

Бондаренко сели в первый поезд, идущий в РФ – лишь бы подальше от взрывов. До Алтая добирались на перекладных. Увидев их, родственники заплакали. Перед ними стояли отощавшие, оборванные, словно из Освенцима, доходяги, простывшие, к тому же, в подвале. Женщин на другой день отправили в   городские больницы: одну – с острым бронхитом, другую – с сердечной недостаточностью. 

Для тех, кто еще путается с расстановкой сил на Украине – слова очевидцев:  

– Это укронацисты – не русские! – стреляют по мирным людям. Зная, что мы прячемся в подвалах, они забрасывали нас гранатами, минировали выходы. Мы должны были умереть под завалами или подорвавшись на минах. Наша страна нас бросила, оставила нищими, нам стыдно, но пока мы вынуждены получать гуманитарку. Получив в подарок вторую жизнь, хотим прожить ее в России. Здесь построим свой новый дом.

«Маруся, стреляют!»

Мать и дочь, Анна и Маруся Бойченко – харьковчане. Анна по роду деятельности сотрудничала с зоопарком, часто там бывала, знала многих специалистов. Зоологи любили и баловали своих питомцев. Но зоопарк оказался однажды на линии огня. Раненые и голодные животные погибали, в ярости и панике метались по клеткам, когда начинался обстрел. Эвакуация сорвалась, и сотрудникам пришлось принять трудное решение – усыпить львов, тигров, оленей, медведей… Это все, что люди могли сделать для своих любимцев.

– Как сердце мое выдержало, не знаю, – вспоминает женщина. – Когда все было кончено, мы с дочкой побросали в машину вещички и рванули объездными путями к российской границе. Девочка уже натренирована прятаться от обстрелов, и, когда я видела убитых вдоль дороги, то командовала ей: «Маруся, стреляют!» Нельзя, чтобы тяжелые картины оставались в памяти ребенка.

Перечислить средства для оказания помощи беженцам можно по реквизитам краевого отделения РДФ: ИНН 2225018635, КПП 222501001, БИК 040173604, р/с 40703810002140010252, к/с 30101810200000000604, Алтайское отделение № 8644 ПАО Сбербанк г. Барнаул. Или на социальный номер +7 (906) 965-2515 (оформлен на председателя фонда Оксану Николаевну О.) тел. для справок 666-550, 633-013

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ:Председатель детского фонда рассказала, как беженцы с Украины обустраиваются в Алтайском крае

Источник: www.ap22.ru

Насколько публикация полезна?

Нажмите на звезду, чтобы оценить!

Средняя оценка 0 / 5. Количество оценок: 0

Оценок пока нет. Поставьте оценку первым.

Сожалеем, что вы поставили низкую оценку!

Позвольте нам стать лучше!

Расскажите, как нам стать лучше?

Оставьте ответ

Ваш электронный адрес не будет опубликован.

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.