«Это горько и больно»: эксперты обсудили правду об умирающих селах на Алтае, и стоит ли их спасать

0 4
0
(0)

В ближайшие годы программа комплексного развития сельских территорий может вновь трансформироваться. Государство, вероятнее всего, решит поддерживать только так называемые опорные пункты — крупные сельские поселения, где сконцентрированы производства и есть достаточное количество населения. А что будет с остальными? Этот злободневный для края вопрос 29 марта в ИД «Алтапресс» обсуждали видные политики, предприниматели и главы муниципалитетов, точно знающие, что происходит на местах. Выступления получились эмоциональными, а предложения конкретными.

«Это горько и больно»: эксперты обсудили правду об умирающих селах на Алтае, и стоит ли их спасать

Село в Алтайском крае.

Содержание:

Куда едут люди

Бочкари — село в Целинном районе, во многом образцовое. За последние годы население здесь увеличилось с 1,3 тыс. до 1,8 тыс. человек. В перспективе — до 2,2 тыс. человек.

Для жизни в селе есть все — жилой современный микрорайон, школа, детский сад, спортивная инфраструктура, а главное — крупные производства. Только на Бочкаревском пивоваренном заводе сейчас работают 750 человек.

Генеральный директор предприятия Вадим Смагин на круглом столе сообщил: за полтора месяца в Бочкари решили переехать четыре семьи из Германии. Несмотря на то, что жилье в селе можно получить в служебное пользование, немцы готовы строиться сами.

Вадим Смагин,
генеральный директор «Бочкаревского пивоваренного завода»:

Я думаю, данный тренд — только начало. Стоит ожидать определенного переселения русскоязычного населения, которое в свое время уехало из России. Консервативные европейцы, с которыми я общался, прежде всего не согласны с тем воспитанием, которое сейчас транслируется в Германии. Полагаю, что интерес будет не только к нашему селу. Люди будут искать уголки, где есть условия для жизни — работа, дороги, социальные объекты, спортивные секции.

«Это горько и больно»: эксперты обсудили правду об умирающих селах на Алтае, и стоит ли их спасать

Вадим Смагин на круглом столе в ИД «Алтапресс».

Часть имеющейся инфраструктуры завод построил вскладчину с государством. Сам Вадим Смагин поначалу от программы устойчиво развития сельских территорий отмахивался.

Сейчас признается: предприятие многое бы сделать не смогло, если бы действовало только хозспособом. «У нас точно не получились бы в микрорайоне такие широкие улицы, отличное освещение», — рассказал Смагин.

На сегодняшний момент все затраты, что ложатся на плечи муниципалитета по финансированию госпрограмм в Бочкарях, завод полностью берет на себя, чтобы это не было в ущерб другим селам, где нет таких крупных предприятий.

Кого надо поддерживать

Еще один предприниматель из Целинного района Павел Бейфорт уверен: вкладывать надо только в те села, где развивается экономика, иначе эффекта не будет.

При этом сама сельская местность должна стать привлекательна для инвесторов, по примеру свободных экономических зон. «Я бывал в Америке, где новые производства не привязаны к городу, они четко распределены по территории страны.

Поэтому нам не надо изобретать велосипед. Надо только перенять опыт, дополнить его и в этом направлении двигаться», — сообщил на круглом столе Бейфорт.

В настоящий момент в селе Дружба работают три госпрограммы — по сельской ипотеке, по привлечению специалистов и по строительству жилья. Последний опыт уникален — муниципальное жилье в Алтайском крае больше никто не строит.

«Это горько и больно»: эксперты обсудили правду об умирающих селах на Алтае, и стоит ли их спасать

Новый микрорайон в селе Дружба.

«Это горько и больно»: эксперты обсудили правду об умирающих селах на Алтае, и стоит ли их спасать

Новый микрорайон в селе Дружба.

«Это горько и больно»: эксперты обсудили правду об умирающих селах на Алтае, и стоит ли их спасать

Новый микрорайон в селе Дружба.

«Это горько и больно»: эксперты обсудили правду об умирающих селах на Алтае, и стоит ли их спасать

Новый микрорайон в селе Дружба.

Сельхозпредприятие «Вирт» взяло на себя разработку проекта, его утверждение и 50% затрат по возведению домов, остальное — добавляет государство. Новоселу надо только позаботиться о ремонте и мебели.

Павел Бейфорт,
генеральный директор сельхозпредприятия «Вирт» (Целинный район):

Я часто спорю с главой по поводу того, что у нас много отдаленных сел, где уже, скорее всего, не будет производства. И строить там новые школы, детские сады, я считаю, нецелесообразным. Надо сконцентрироваться на еще живом, найти эти самые точки роста и постараться максимально перевезти туда людей. Понимаю, что это непопулярная мера, но ее рано или поздно придется принять.

Кому поможет государство

Александр Чеботаев, в прошлом министр сельского хозяйства края, а ныне председатель Агросоюза, полагает: на спасение всех сел в стране у государства денег недостаточно.

«Это горько и больно»: эксперты обсудили правду об умирающих селах на Алтае, и стоит ли их спасать

Александр Чеботаев.

Он вспоминает: в 1986 году, когда он пришел в колхоз агрономом, было 9 тыс. га пашни, молочная ферма на 500 голов и 750 человек работающих. «Сейчас для такого объема надо 60 человек, — рассказал на круглом столе Чеботаев. — Но и тогда, и сейчас людей не хватает».

Что касается госпрограммы развития сельских территорий, то, скорее всего, она будет вновь трансформироваться, предполагает Чеботаев. Речь идет о так называемых опорных пунктах — крупных селах с развитой экономикой, которые государство и будет поддерживать.

Александр Чеботаев,
председатель Агросоюза:

У нас под эту систему подпадают только райцентры и города с населением до 45 тыс.человек. Давайте подумаем, в каждом ли райцентре есть крупное сельхозпредприятие?

«Это горько и больно»: эксперты обсудили правду об умирающих селах на Алтае, и стоит ли их спасать

Предприниматель из села Куяган и его мини-завод

Почему стройки оказались неэффективными

С тем, что у государства не хватает денег на развитие села, категорически не согласен Владимир Отмашкин, генеральный директор ГК «Союз». Отмашкин полностью уверен: деньги в стране есть, вопрос в том, как их правильно использовать.

В качестве примера руководитель «Союза» привел историю села Николаевка Михайловского района, которое полностью выгорело. А на его восстановление десятилетие назад потратили более 10 млрд рублей.

«Люди, которым мы построили дома, потом сказали: какие же они дураки, что не взяли компенсации и не переехали. Работы-то нет, делать нечего», — рассказал Отмашкин.

«Это горько и больно»: эксперты обсудили правду об умирающих селах на Алтае, и стоит ли их спасать

Владимир Отмашкин.

Свой аграрный бизнес «Союз» развивает в Косихинском районе, здесь у компании есть земельные угодья, фермы и своя переработка. Заработная плата в условиях приближенности к большому городу, высокая, но люди все равно не хотят работать.

«Говорим: приходи на работу. Приходит. Неделю отработал, ровно до получки, и пропал. Все! Уровень притязаний никакой. К сожалению, деревня — это печальный финал дурдома, давайте говорить прямо. И деньги в селе зарабатывают, прежде всего, на пособиях для детей», — громко заявил Владимир Отмашкин.

В Верх-Жилино, где проживает около 400 человек, инвестор в свое время на условиях софинансирования помог восстановить школу, отремонтировать Дом культуры. Но более 20 млн рублей ушли, по сути, в никуда — в сельском Доме культуры не оказалось работников, в школьных классах — по два-три ученика.

«Это горько и больно»: эксперты обсудили правду об умирающих селах на Алтае, и стоит ли их спасать

Село в Алтайском крае.

Владимир Отмашкин,
генеральный директор ГК «Союз»:

Если в этой школе птичница пытается вести уроки биологии, уровень преподавания ясен. Теперь вопрос: зачем государству надо было вкладывать сотню миллионов рублей еще и в сельскую дорогу? Мы что, сверхбогатая страна? Давайте лучше дорогу построим у Бейфорта в Дружбе. Там хотя бы жизнь есть.

Чего стоит ожидать

Александр Балаков, председатель Союза крестьянских (фермерских) формирований края и руководитель крупного предприятия в Волчихинском районе, рассказывает: в его родном селе Селиверстово когда-то только в школе учились 700 человек, сейчас — 600 жителей всего.

«Остались только пенсионеры и те, кому некуда ехать», — рассказал Балаков.

«Это горько и больно»: эксперты обсудили правду об умирающих селах на Алтае, и стоит ли их спасать

Александр Балаков.

Приводит он еще один пример: село Приборовое, где есть отличная двухэтажная школа. Правда, учиться в ней почти некому — на все здание девять учеников.

«Я иногда езжу в Беленькое Угловского района, где работала программа сохранения малых сел. Такую дорогу там отгрохали — с велосипедными дорожками и освещением. В местной школе вставили новые окна, и в этот же год закрыли», — добавил Балаков.

Эксперт настаивает: селу нужна не программа развития, а программа регионализации и дальнейшего переселения, на которую уже можно «нанизывать» отстающую «социалку» — строить в живых селах школы, детские сада, дома культуры.

«Это горько и больно»: эксперты обсудили правду об умирающих селах на Алтае, и стоит ли их спасать

Предприниматель из села Куяган и его мини-завод

Александр Балаков,
генеральный директор «Алтайской продовольственой компании»:

У нас столько мест — Калиновка, Малиновка, Сидоровка. В советское время эти села взяли и перевезли. Мы и сейчас к этому движемся. Горько, больно, но это правда.

Что еще предлагали эксперты

Возродить профобразование в школах

Владимир Никифоров, директор АКХ «Ануйское» в Петропавловском районе, еще в советские годы выделил школам в Зеленом Доле и Петропавловском по 400 га пашни недалеко от сел.

Передал комбайн, сеялки и другие сельхозорудия для полноценной работы на земле. При школах закрепляли инструктора, ребята самостоятельно выращивали зерновые культуры, приобретая опыт и зарабатывая деньги.

Практика ушла в прошлое, а наименование «школьное поле» в селах до сих пор осталось. «После 18 лет привлекать молодежь в сельское хозяйство поздно, надо, чтобы азы производства они постигали раньше. Понятно, что кто-то пойдет дальше в университеты. Но есть категория сельских ребят и девчат, которые хотят остаться дома и на месте получить востребованную рабочую профессию», — считает Никифоров.

Продвигать сельские специальности

Руководитель сельхозпредприятия имени Г.С. Титова Александр Траутвейн рассказывает: в селе Полковниково, где располагается хозяйство, есть все — школа, детский сад, отличный Дом культуры и музей, до Барнаула — автобус каждый час, в домах — газ. А работников все равно днем с огнем не найдешь, хотя хозяйство и готово предоставлять жилье.

«Нет врачей, осеменаторов, доярок со скотниками, — рассказывает Трайтвейн. — С огромным трудом решаем кадровые вопросы. На мой взгляд, со школьной скамьи надо прививать любовь к сельскому труду, как было раньше. Показывать, что сельскохозяйственные профессии тоже престижны. Иначе проблему не решить».

Источник: altapress.ru

Насколько публикация полезна?

Нажмите на звезду, чтобы оценить!

Средняя оценка 0 / 5. Количество оценок: 0

Оценок пока нет. Поставьте оценку первым.

Сожалеем, что вы поставили низкую оценку!

Позвольте нам стать лучше!

Расскажите, как нам стать лучше?

Оставьте ответ

Ваш электронный адрес не будет опубликован.

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.