Спектакль «Катушка» поставили в краевом театре драмы

0 5
0
(0)

Спектакль «Катушка» поставили в краевом театре драмы

Фото Евгений НАЛИМОВ

В краевом театре драмы состоялась последняя премьера долгого и богатого на события юбилейного сезона: на экспериментальной сцене сыграли 45-минутный спектакль «Катушка» на жестовом языке.

Единственный луч

История одиночества и сожалений о былом, написанная и поставленная актером театра Иваном Молодовым, была разыграна четырьмя артистами, из которых двое – любители. А для обычного слышащего зрителя неожиданно получила дополнительное эстетическое измерение в виде перевода на выразительный и красивый жестовый язык.

Сюжет примерно таков: одинокий старик (артист театра Александр Шубин гримом и пластикой накинул себе лет 30) безрадостно и без гостей отмечает очередной день рождения. На огонек заходит разве что доктор (похоже, что воображаемый) – да и то лишь когда главный герой опасно поперхнется.

В огромном черном сундуке старик находит клоуна, в программке спектакля обозначенного как Шут (Валерия Жуйко), и магнитофонную катушку, на которую записана история его давних отношений с некой Агатой (молодая актриса театра Антонина Олесик). Когда-то между ними был пылкий роман, потом все расстроилось, девушка ушла, экспрессивно покидав вещи в маленький чемоданчик. Но сейчас, как бы ни усмехался главный герой, это чувство вспоминается как единственное в жизни, что имело хоть какое-то значение. И, раз уж Агата олицетворяет тот самый солнечный луч, озаривший темный чулан (или черный сундук?), в который загнал себя главный персонаж, она размашисто катается по сцене на роликах в воздушном желтом платье и соломенной шляпке.

Важно заметить, что вплоть до последней сцены Александр Шубин не произносит ни слова, разве что кряхтит и закашливается. Агата – вообще молчаливое воспоминание. Магнитофонную катушку здесь незримо озвучивает актер театра Константин Толочкин. А Шута и Доктора играют актеры с нарушениями слуха, но большим опытом выступлений на любительской сцене – Валерия Жуйко и Владимир Белов. Именно Валерии выпало переводить для зрителей «закадровый» текст на язык жестов – и она сделала это с очаровательным юмором.

На профессиональном уровне

Постановку осуществили на средства губернаторского гранта в сфере культуры. Руководитель проекта – Антонина Цыро, председатель Алтайской региональной организации Всероссийского общества глухих. О таком инклюзивном спектакле в АРО ВОГ мечтали давно и деятельно. Как рассказала переводчик русского жестового языка Наталья Иванова, помогавшая в общении этой маленькой смешанной постановочной команде, в прошлом году члены организации уже ездили в Москву на международный фестиваль «Территория жеста» с любительским театром. За единственный в программе фестиваля инклюзивный спектакль они тогда получили первое место, но все равно хотели большего. И тогда вышли с предложением о творческом сотрудничестве на администрацию Алтайской драмы. «Катушку» тоже собираются осенью везти в Москву, а до этого ее еще успеют пару раз показать местной публике (кстати, ровно половину мест на премьере – 90 – отдали Обществу глухих, остальные раскупили через кассу).

– Театр познакомил нас с Иваном Молодовым, мы все собрались в ДК Общества глухих – Иван, Вова, Лера, Александр Юрьевич (актер Александр Шубин. – Прим. ред.) – и часа два или три обсуждали этот маленький сценарий, – рассказывает Наталья Иванова. – В профессиональном театре режиссер работает настолько по-другому, чем мы на любительском уровне!

Наталье Юрьевне пришлось обучать жестовому языку и Александра Шубина – в конце спектакля он все-таки произносит несколько фраз.

– Это сложная вещь, очень непривычно, я постоянно сбивался, так что пришлось потрудиться, – признался актер. – А учитывая, что люди, владеющие жестовым языком, делают это в три или четыре раза быстрее… Я даже уследить за руками не успевал!

Специфика перевода

Ивану Молодову, для которого «Катушка» – режиссерский дебют на профессиональной сцене, тоже пришлось принять новые правила. Например, что мизансцены для глухих и слабослышащих зрителей нужно выстраивать преимущественно фронтально, чтобы они хорошо видели мимику и руки артистов. При этом ему не хотелось, чтобы все превратилось в декламацию. Но сейчас он говорит: «В начале пути думал, что будет гораздо труднее».

– Сложность только в том, что есть понятие внутреннего монолога, который очень трудно перевести на жестовый язык из-за его специфики: там говорят не словами и союзами, а передают общий смысл фраз, – говорит Молодов. – А в работе со слабослышащими артистами трудностей не возникало.

Сыгравший доктора Владимир Белов (в обычной жизни – учитель физкультуры в общеобразовательной школе № 1 и ветеран жестового пения) признается, что на сцене чувствует себя как дома, среди родных и друзей. Но перед премьерой, конечно, волновался: «Надо как-то получше выступить, чтобы зрители поняли все чувства».

– Здорово, что началась инклюзия и слышащие стали к нам добрее, – сказала перед премьерой переводчик Наталья Иванова. – Вспоминаю свою юность, когда я работала с глухими, и про нас могли сказать: «Вон обезьяны в трамвай сели», – и это было так обидно! А ведь он красивый – язык жестов! Сейчас он воспринимается иначе, и наши люди перестали его стесняться. Так что на премьере я буду смотреть не спектакль, который знаю уже наизусть, а на зрителей.

Барнаул 

Источник: www.ap22.ru

Насколько публикация полезна?

Нажмите на звезду, чтобы оценить!

Средняя оценка 0 / 5. Количество оценок: 0

Оценок пока нет. Поставьте оценку первым.

Сожалеем, что вы поставили низкую оценку!

Позвольте нам стать лучше!

Расскажите, как нам стать лучше?

Оставьте ответ

Ваш электронный адрес не будет опубликован.

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.