Тайны учительницы Шукшина: новая информация, которая появилась, спустя десятилетия

0 1
0
(0)

Тайны учительницы Шукшина: новая информация, которая появилась, спустя десятилетия

Тайны учительницы Шукшина: новая информация, которая появилась, спустя десятилетия

Тайны учительницы Шукшина: новая информация, которая появилась, спустя десятилетия

Тайны учительницы Шукшина: новая информация, которая появилась, спустя десятилетия

Новую информацию о герое можно найти и спустя десятилетия после первой находки.

– Это не моя бабушка, – написала мне в мессенджере внучка Тиссаревской.

– А чья? – растерявшись, задала я глупый вопрос…

Года три назад, побывав в очередной, незнамо уже в какой по счету раз, в Сростках, я сфотографировала в музейной экспозиции снимок. На нем были изображены три молодых учительницы сельской школы. В центре – Анна Павловна Тиссаревская, рядом с ней Татьяна Ивановна Бараруева-Козлова (двоюродная сестра Шукшина) и Анна Борисовна Попова (жена его дяди). Так значилось в подписи. Именно это фото я и посылала Ирине, дочери Валерии Тиссаревской.

Верный смысл

О ленинградской учительнице, сыгравшей огромную роль в приучении его к правильному чтению (а значит, и в приобщении к литературе), Шукшин написал в автобиографическом рассказе «Гоголь и Райка».

С легкой руки Василия Фёдоровича Гришаева, Тиссаревскую на Алтае помнят как учительницу Шукшина. Именно Гришаев в декабре 1979-го разыскал Анну Павловну и вел с ней переписку. Заметка об учительнице вышла в «АП» в 1981-м, рассказ о ней есть и в замечательной книге краеведа «Шукшин. Сростки. Пикет».

Гришаев сохранил для нас воспоминания Валентины Стебуновой – троюродной сестры Шукшина, учившейся с ним в одном классе. Она рассказывала, что девчонки подсмеивались над Тиссаревской: юбка у нее была старенькой, стираной-перестиранной. Хихикали, пока не поняли, что юбка та у учительницы – единственная… Стебунова вспоминала, что жила Анна Павловна с тремя ребятишками в маленькой комнатушке, куда даже стол не помещался – ели, спали, к урокам готовились на топчане. «Голодали, видать, сильно. На урок придет – под глазами аж сине, да и по голосу слышно – голодная. Трое детей, дороговизна, а заработки известно какие».

А что же писала Гришаеву о сростинской жизни сама Тиссаревская? К сожалению, редактор книги счел возможным «поправить» текст письма – и это изменило смысл некоторых его мест кардинально. Например, получалось, что Тиссаревская продала единственную ценность – пальтишки детей, а на вырученные деньги «купила картошки». И создавалось впечатление, что картошку эту сразу съели… На самом же деле родившаяся в крестьянской семье учительница с картошкой обошлась правильно. Цитируем письмо дословно:

«Пыталась несколько раз написать о жизни в Сростках, но не могу. Так было трудно, столько было горя и бед, что кончались мои попытки слезами и сердечным приступом…

В Сростки мы приехали к осени. Племянник сирота (живший в нашей семье) 12 лет, дочери две: Валерия 9 лет и Галина 7 лет. В Сростках я учительствовала 4 года (41/42г. 42/43, 43/44. и 44/45). Попытка уехать по вызову из Л-да не удалась в 44 году. Работа вся была связана со школой. Хорошо запомнились 2 г. 9 месяцев из 4 лет, когда даже хлебного пайка не давали. Приехали мы налегке, никаких вещей не успели захватить т.к. эвакуировались из леса, куда убежали от бомбежки. Мы жили в пригороде Л-да – городе Луге. Муж был на оборонных работах и нашел нас в г. Тихвин, куда добрался на велосипеде и привез детям пальтишки. Вот и все было наше богатство, за него мы получили картошку на семена, которая и спасала нас от голодной смерти. Там мужа мобилизовали, там я получила на него «похоронку». Зарплата была низкая (меньше 50% того, что я получала до Сросток) так что на нее ничего не могла приобрести. Дали мне фуфайку, в которой я и «щеголяла» в Сростках. В результате пенсия 45 руб. и инвалид с 50 лет».

В этом письме не могла я пропустить слово «похоронка». Потому что муж Тиссаревской не погиб на войне. Но как и многие ее современники, наша героиня в лихие годы российской истории хорошо освоила науку «молчания – золота»… Так хорошо, что правду открыли мне совсем недавно ее внучка Ирина и зять Вадим.

Золото молчания

Анна Тиссаревская, в девичестве Лашкова, родилась в 1904 году в Оредежском районе Ленинградской области. Окончила знаменитый «Герцовник» – Ленинградский пединститут имени Герцена, работала с 1937 года в средней школе Луги, избиралась депутатом горсовета. С 3 сентября 1941-го преподавала географию в сростинской школе.

Некоторые письма Тиссаревской Гришаев не публиковал в силу разных причин, одна из которых – его скромность. За время переписки старая учительница составила верное представление о респонденте, считала его как бы своим «бывшим учеником Васей Гришаевым». (Эта мысль повторяется в переписке не раз: «Считаю я Вас, голубчик, как бы моим учеником. Вы вошли в круг моих близких друзей…») Обнаруженные в разных фондах краевого архива неопубликованные послания Анны Павловны дают дополнительную информацию о нашей героине. Нельзя, например, пройти мимо такого ее признания: «…всегда и везде делала для своих ребят все что могла и все что сама знала и умела. Но ведь я была педагог. Я была у-ч-и-т-е-л-ь и этим все сказано. Этим горжусь. Мои ученики для меня всегда были мои близкие, мои друзья.

Работала я в Луге с 28 г. и гл.об. в старших классах (обществоведение, полит. и экономическая география). Тогда я была секретарем школьного комсомола. И до сих пор со многими имею связи. Они уже сами стали дедушки и бабушки. Многие погибли в войну». (Письмо от 12 апреля 1981 года.)

Анна Павловна писала Гришаеву – весьма доверительно – о себе, о дочерях, о предстоящей свадьбе внучки. Но упоминаний о муже в письмах и открытках я не нашла…

От внучки Ирины я получила немало фотографий: вот солидный господин барон, вот его дочь – юная гимназистка, она же – выпускница Смольного… А вот она – уже сестра милосердия на русско-японской… И – солидная дама, с бравым мужем-царским офицером и двумя сыновьями…

О ком речь? О семье мужа Анны Павловны, Александра Сергеевича Тиссаревского. Сына подполковника, георгиевского кавалера Сергея Михайловича Тиссаревского и Лидии Александровны Тиссаревской, урожденной фон Штакельберг. И хотя похоронка не обошла избу нашей героини в Сростках, но муж ее остался жив. Вот что рассказал Вадим Константинович Нищенков, бывший зять Анны Павловны:

– С Анной Павловной и Александром Сергеевичем Тиссаревскими я познакомился в 1960 году, когда просил у них разрешения на брак с их старшей дочерью Валерией. Согласие мы получили.

Александр Сергеевич был высококлассным ветеринарным врачом. Воевал, был в плену, а потому после – и в нашем лагере. Умер в 1961 году (в 55 лет. – Прим. авт.). Анна Павловна была высокообразованным, культурным, скромным и порядочным человеком. Будучи дипломированным преподавателем географии, она в случаях необходимости отлично преподавала русский язык и литературу, так как много лет жила и работала в сельских школах Ленинградской области.

(Заметим, в аттестате Шукшина есть оценки разного достоинства. Выделяются же история СССР и Конституция СССР – 5, география – 5, всеобщая история – 4. – Прим. авт.)

Как рассказал Вадим Константинович, Анна Павловна и девочки с благодарностью вспоминали Алтайский край, деревню Сростки, добрых и отзывчивых сельчан. Умерла Тиссаревская летом 1994-го и была похоронена рядом с мужем на старом Волковском кладбище. Младшая дочь Галина ушла из жизни в 2012-м, Валерии не стало в январе 2021-го.

Не финал

Но вернемся к фотографии, с которой начался этот архивный детектив. Кто изображен в центре снимка, мы пока не знаем. (Надеемся на помощь читателей!) В войну Тиссаревской было не до фотографирования, а довоенных снимков не сохранилось – лишь некоторые ей удалось позже найти у родственников. И сравнивая ту, где нашей героине 35 лет – за два года до войны – с помещенной в экспозиции, можно сделать однозначный вывод: в центре «сростинского» снимка вовсе не Тиссаревская.

И еще… Сама Тиссаревская не вспомнила эпизод с воспитанием из Васи Попова настоящего книгочея. Быть может, подобных эпизодов в ее педагогической практике было сотни. Но я обратила внимание, что в «Гоголе и Райке» Шукшин называет учительницу молодой. Тиссаревской даже в 1941-м было уже 37, а позже переживания военного лихолетья, тяжкий труд и забота о детях наверняка наложили свой отпечаток. Быть может, Шукшин создал собирательный образ? Ведь в сростинской школе работала еще одна ленинградская учительница, Людмила Николаевна Серова. А вдруг это она на снимке из музейной экспозиции?..

Источник: www.ap22.ru

Насколько публикация полезна?

Нажмите на звезду, чтобы оценить!

Средняя оценка 0 / 5. Количество оценок: 0

Оценок пока нет. Поставьте оценку первым.

Сожалеем, что вы поставили низкую оценку!

Позвольте нам стать лучше!

Расскажите, как нам стать лучше?

Оставьте ответ

Ваш электронный адрес не будет опубликован.

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.