Председатель жюри Шукшинского кинофестиваля рассказал о том, что нужно предпринять для развития регионального кино

0 1
0
(0)

Председатель жюри Шукшинского кинофестиваля рассказал о том, что нужно предпринять для развития регионального кино

Фото Андрей КАСПРИШИН

«Сделано на Алтае» – маркер этот с брендовых продовольственных и промышленных товаров, известных по всей России, возможно, скоро перекочует и в титры фильмов, художественных и документальных. Что нужно предпринять для развития регионального кино, «АП» рассказал председатель жюри Шукшинского кинофестиваля Михаил Калинин. 

Шевелитесь, «отцы»

– Михаил Германович, вы в четвертый раз работаете в жюри нашего фестиваля. Насколько сложна эта миссия?

– Да, доводилось оценивать и короткий метр, и полный – для меня это особое счастье. Сам процесс – «судить» – мучительный для меня, болезненный. Всегда перепроверяю собственное мнение у коллег. Ведь любой фильм кто-то инициировал, придумал идею, создал группу, нашел деньги, преодолевая проблемы, реализовал замысел. А тут ты говоришь: «Садись, два».

– Но и впрямь, посмотрев иную российскую премьеру, зритель разочарованно констатирует: «Не получилось». Можно ли вообще предсказать успех будущего фильма?

– Кино – уникальная субстанция, требующая гигантских ресурсов. При этом невозможно достоверно просчитать, получится или нет. Но могу сказать, что наиболее востребовано во все времена. Фильмы про нас. Как зрителю, мне интересно жить здесь и сейчас. Не так даже важно, о чем кино: о прошлом, фантастическом будущем или о чем-то другом. Главное – чтобы снято было сегодня, в этом году, нашим современником, с его мировоззрением и взглядом на героев эпохи, с которыми зритель ведет внутренние диалоги, размышляет.

Так или иначе, но каждая из одиннадцати конкурсных картин кинофестиваля касается конфликта поколений. Не кажется ли вам, что проблема «отцов и детей» не просто не решена – она обостряется?

– Жизнь сейчас летит на гигантских скоростях, и если мировоззрение молодежи им соответствует, то старший возраст, увы, не догоняет, живет по старинке. Этот разрыв поколений ощущается на разнице уже не в 20–30 лет, как было еще совсем недавно, а в пять лет! «Отцам» надо шевелиться,  понимать, в каком мире мы живем. Если не хотим и дальше увеличивать эту пропасть. 

«Открытые двери»

– «Открытые двери» – так называют сейчас пустоту в российских нишах после вымывания из них санкционного продукта, в том числе западного кино. Будет ли чем его заменить?

– Нынешние геополитические события вскрыли то, что раньше люди старались закопать, в том числе и в нашей стране, но сейчас вынуждены достать и прорабатывать. Это болезненно, но созревший нарыв нужно вскрыть и убрать оперативным путем, чтобы сохранить жизнь. Именно так я смотрю на происходящее. «Открытая дверь» – это прокат, из которого ушли фильмы иностранного производства. Надо воспользоваться ситуацией, успеть в нее войти с нашими, отечественными, региональными. Заново приучить зрителя ходить на российское кино. Но! Оно должно быть хорошим. И это тоже спецоперация, если хотите, в лучшем смысле слова. Операция по спасению духовного здоровья нации. Думаю, мы обречены на успех. У нас выбора другого нет.

– Снова догнать и перегнать?

– Я всегда противился этой идее, когда мы должны были кого-то догонять, потому что вечно отставали – от тех, других, третьих. Вместо того чтобы просто посмотреть, а что у нас самих-то есть. Взамен позиции «хорошо там, где нас нет» самое время, на мой взгляд, запустить обратный механизм, имплантировать его в национальное сознание: «хорошо там, где мы есть». И развивать вот эту тему. Даже если по телевизору сплошной негатив показывают – оглянуться и увидеть, как много положительного вокруг. Впервые у человека появились для этого фантастические возможности. С современными средствами коммуникации даже ребенок может снять фильм, получить миллион просмотров, стать известным. Когда такое было?

Звёздный час губернатора

– В стране в общей сложности в год проходит около 150 кинофестивалей. Чем примечателен наш, имени Шукшина?

– Имя Василия Макаровича диктует, создает образ, в отличие от тех, что проходят под абстрактным названием типа «Серебряный кирпич», чтобы никого не обидеть. Шукшин – это конкретная привязка к Алтаю, к Сросткам, к Пикету, не столько как к геопозиции с широтой и долготой, а как к следу, что он оставил в кинематографе. Такого рода фестивали повышают ответственность отборочной комиссии и жюри. Может быть, девизу «Нравственность есть правда» документальное кино даже в большей степени соответствует. Вот почему, бывая на Алтае, я каждый раз говорю о возрождении таких программ – исторического характера,  о наших современниках, природе, индустрии, о героях, живущих среди нас, да что угодно. Тем более что и в Алтайском крае, и в регионах России в целом – просторы, необъятные ресурсы. Есть что снимать. Главное – создать среду для развития такого потенциала. Думаю, у губернаторов сейчас звездный час.

Что думаете о перспективах регионального кино, весьма эмоционально сейчас обсуждаемого? 

– Это государственные задачи, государственная политика. Кино – мощный инструмент управления в хорошем смысле народонаселением страны. Собственно, в СССР так это и происходило – через кинозалы. Помимо социального и патриотического эффектов, киноиндустрия еще доход давала в казну, третий после алкогольной и табачной промышленности. Госзаказ все упрощал, поскольку единственным продюсером выступало государство. Сегодня их колоссальное количество, при этом каждый старается и гениальное кино снять, и денег заработать. И ситуация иная, и технологии новые. Дабы не проиграть вот эту, информационную, войну и сохраниться как народ, России нужно поддерживать свое кино, особенно региональное, «не столичное», как еще говорят. Но это игра вдолгую. Процесс медленный, хотя он уже и пошел в сознании людей, причастных к киноиндустрии. Создан российский фонд кино, и отдельно, в регионах, организуются кинокомиссии, работает система поддержки культурных инициатив во всех видах – от президентских грантов и дистанционного кинообразования до проектов развития стриминговых платформ. Человеку после окончания ВГИКа или иного профильного вуза необязательно «осваивать Москву», он может снимать кино у себя дома.

Но ведь изначально у регионов условия разные. Что конкретно влияет на киноклимат? География, кадры, финансы, что-то еще?

– По большому счету ни один из перечисленных вами факторов не может тормозить развитие регионального кино, поскольку таланты рождаются всюду. И везде есть свой колорит, природный, национальный. Зрителю всегда интересно видеть на экране то, что его окружает. Своих земляков. Проблемы, в которых он живет. Подсказку их решения. Вот такие очень разные фильмы мы могли бы снимать и смотреть каждый день, но теряем время. Как феномены, назову Красноярский край или Якутию. Там напряглись, профинансировали интересные идеи молодых режиссеров и получилось кино, которое «сарафаном» разлетелось по стране. Дело это не сиюминутное, но если есть энтузиасты, готовые работать не год, не два, а всю жизнь, то все получится. Скоро начнется Московский кинофестиваль, а это такая панорама российских фильмов, около 150 кинолент, снятых за последний год.

Источник: www.ap22.ru

Насколько публикация полезна?

Нажмите на звезду, чтобы оценить!

Средняя оценка 0 / 5. Количество оценок: 0

Оценок пока нет. Поставьте оценку первым.

Сожалеем, что вы поставили низкую оценку!

Позвольте нам стать лучше!

Расскажите, как нам стать лучше?

Оставьте ответ

Ваш электронный адрес не будет опубликован.

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.