В каком оригинальном жанре работали сто лет назад журналисты «Алтайской правды»

0 4
0
(0)

В каком оригинальном жанре работали сто лет назад журналисты «Алтайской правды»

В номере почти столетней давности обнаружился рисунок под названием «Редакция «Красного Алтая». Дружеский шарж художника М. Сорокина».

Семь персон пронумеровал на рисунке автор. Маршем из дальнего далека шагают нам навстречу руководящий состав редакции, сам художник и еще один странный персонаж – в колючей шубе, но с характерным человеческим лицом. В подписи обозначается он просто: Ёж. Так вот ты какой, любимый народом автор! 

А ведь на привычной заставке к регулярным посланиям этого «колумниста» рисовался в газете всегда образ натурального представителя животного мира…

Этот самый «красноалтайский» Ёж в двадцатые годы на свои иголки нанизывал все безобразия, которые мешали жить землякам. Причем разил пороки он с юмором, с огоньком и делал это всегда складно, в рифму. Например, так:

«Здорово, друзья! Не надоел вам я? А то живо испарюсь и за что-нибудь другое возьмусь. Я ведь на все руки: в прошлом году починял сам себе брюки, а нынче уж пимы подшиваю. Вообще, всякое ремесло знаю, так-же как пред Луговского сельсовета Серов. Подрядился он доставить для школ пятнадцать кубов дров. Деньги за это получил еще с весны, а дров пока заготовил – две березки да полторы сосны…»

Сочинял Ёж и газетные пословицы: «Пером да чернилами кольнешь больней, чем вилами», «Назовешь честного вором – познакомишься с прокурором», «Ерунду настрочишь – в редакционную корзину угодишь».

«Из чудаков чудак!»

Но был Ёж не единственным сатириком нашей газеты, нашлись в старых номерах «КА» и другие «колумнисты», дед Ксенофонт и Емеля. Предлагаем вашему вниманию выдержки из творений собратьев Ежа по перу (и разящим иглам). Вот фрагмент «Беседы Ксенофонта-деда»:

«Красный Алтай», граждане, читайте, да пустяков не болтайте. Живите, не унывайте, меня, старого деда, лихом не поминайте. Я хоша и плохо вижу, но напрасно никого не обижу. Вот вилой перст, а теперь посмотрим, что сейчас творится за несколько от нас верст.

…В селе Бобровка (право, говорить как-то неловко) избач Бобров крепок и здоров. Эти качества мы от него не отнимаем, а вот только одного не понимаем. Почему он такой чудак и для чего сделал вот так: Первое Мая, праздник пролетарский, по его велению и поповскому благословению был перенесен на третье число. Вот так! Ну и Бобров! Из чудаков чудак! Только, мы думаем, не полагается делать так».

А вот что написал Ксенофонт по «масляному вопросу»:

«Граждане, чтобы ваша жизнь не угасла, – употребляйте больше масла. Масло человека питает, пищу желудку дает и вес телу придает. Маслом всякие дела мажут, но, простите за выражение, масляные дела наружу не кажут…

Я, старый дед, не загибая кверху нос, берусь разрешить масляный вопрос.

В селе Талица, Залесовского РИКа, в молочное дело вставлена пика… Пика все дело остановила и вставил ее председатель чудило.

Дело, видите-ли, граждане, обстоит так. Маслодельный завод вырабатывает молока в сутки самый пустяк. Мало молока, хотел я подавить у коров бока, но… дело не в коровьих боках, а в правленцах-чудаках… Председатель правления пьет, а из-за этого половина крестьян молоко не сдает».

А вот как рифмовал строки дед Ксенофонт, рассказывая о севообороте:

«В селе Коробейниково совершаются чудеса, а тамошний поп, ввиду безработицы, собирается, говорят, на небеса.

Сейчас все крестьяне пашут, лошади хвостами машут. И, говорят, совсем не стало «набитых дур», все крестьяне стремятся посеять побольше ценных культур. Сеют пшеницу «Ноэ», овес «Мутик» и постепенно снимают с шеи нищеты хомутик».

Третий обнаруженный в старой подшивке автор персональной рубрики, Емеля, тоже бичевал недостатки. Например, в «Беседе Емели о советском деле» среди нескольких проблемных адресов есть Мормыши:

«В селе Мормыши в сельсовете порядки так «хороши», что от них краснеют уши и подмышки потеют.

Сельсоветом все газеты с почты получаются, а подписчикам не доставляются. Сам же сельсовет не выписывает газет.

Как же сельсовет работает без газет?»

Острые перья

Литератора с дореволюционным еще стажем Порфирия Казанского, писавшего замечательные фельетоны в газету «Жизнь Алтая» под псевдонимом Премудрая Крыса Онуфрий, помнят и поныне. Узнаем ли мы когда, кто были его последователи? Кто скрывался за широкими иль колючими спинами авторов-сатириков? Редакторы «Красного Алтая»? Фельетонист Ляликов? Будущий писатель Алексей Маленький? Или это были дежурные персонажи, плод коллективного разума? Быть может, когда-нибудь чьи-то мемуары или архивные документы приоткроют завесу этой тайны…

Стиль и орфография приведенных документов сохранены.

Источник: www.ap22.ru

Насколько публикация полезна?

Нажмите на звезду, чтобы оценить!

Средняя оценка 0 / 5. Количество оценок: 0

Оценок пока нет. Поставьте оценку первым.

Сожалеем, что вы поставили низкую оценку!

Позвольте нам стать лучше!

Расскажите, как нам стать лучше?

Оставьте ответ

Ваш электронный адрес не будет опубликован.

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.