Композитор Виктор Эрнст из Тюменцево рассказал об алтайской музыке, преподавании и баяне

0 4
0
(0)

Композитор Виктор Эрнст из Тюменцево рассказал об алтайской музыке,  преподавании и баяне

Фото Олег БОГДАНОВ

Нынешняя награда, юбилейная медаль в честь 85-летия Алтайского края, для 74-летнего преподавателя, музыканта, композитора Виктора Эрнста из Тюменцево – не первая и, дай бог, не последняя. Не припомнит наш сегодняшний герой легких времен в культуре, но надеется, что пройдут столь сложные, как сейчас.

Начало

– Виктор Александрович, многие ваши коллеги-земляки в свое время получили профессиональное «благословение» от Валентина Матвеевича Власова, педагога-подвижника, создателя Тюменцевского оркестра. Вы среди них?

– Я родом из Первомайского района, из семьи репрессированных немцев. После депортации наших родных на Алтае расселили кого куда. Мой отец, Александр Христианович, в конце 50-х годов разыскал в Тюменцево брата Якова, сюда мы и переехали. Когда здесь открыли музыкальную школу, наплыв желающих учиться музыке был такой, что я в набор не попал, хотя прослушивание прошел хорошо. И Валентин Матвеевич, наш учитель пения, сказал, что не нужно терять надежды. Уже через месяц часть поступивших отсеялась и меня взяли в класс баяна. Позже по совету Власова и в музыкальное училище поступил. Занимался каждую свободную минуту и еще подрабатывал концертмейстером в школе. Стипендии-то, всего 12 рублей, не хватало. А на последнем курсе мы уже преподавали в культпросветучилище, прекрасная практика. После выпуска я в Тюменцево попросился, домой.

– Сколько баянов «износили» с тех пор?

– Немного. Самый первый – простенький, «Тульский», а окончил училище с «Мелодией». Сейчас вот третий. Все – недорогие модели.

– Ваша супруга – не музыкант, случайно?

– Вот как ответить… Наталья Владимировна – врач, сейчас уже на пенсии. Но тоже училась в музыкальной школе, в классе преподавателя Михаила Тимофеевича Стюхина, ныне известного в крае музыковеда. Она была одной из самых сильных воспитанниц фортепианного отделения. Дочь наша Надежда музыкантом не стала, но хорошо поет.

– Ух ты! Повезло ли и вам так же с преподавателями?

– Да, в АГИИК дирижирование у нас вел Николай Александрович  Корниенко, а баян – Евгений Иванович Борисов. Имена эти в рекомендациях не нуждаются.

– Вы написали почти триста песен. Работаете со стихами местных поэтов?

– Не только. Главное для меня – серьезный, глубокий материал, без него ничего не получится. Писал на стихи и московских поэтов – Виталия Татаринова, Константина Скворцова. Но они вряд ли обо мне знают, я сам никому не звоню, ни с кем не связываюсь. Как однажды сказала одна из коллег, «скромен до безобразия». Получается, вот такой я Эрнст неизвестный (смеется)… Песни мои знают в крае, а первый критик, слушатель и ценитель – жена.

– Много лет вы работаете с самодеятельными коллективами, среди них и такой известный на Алтае, как «Древляне». В чем феномен долголетия самобытного  ансамбля? 

– Потребность у людей такая – приобщиться к красоте, будь то пенсионер или человек работающий. Там есть две участницы – медсестры, они дежурят сутками и все равно умудряются выкраивать время на репетиции и гастроли. Окунулся в народную культуру однажды – остался в ней навсегда. Я вот здесь впервые взял в руки гармошку.

– Как я слышала, вы многими инструментами владеете и даже сами их делаете…

– Не считая родного мне баяна, играю на балалайке, гармошке, свирели, жалейке, домре… Да, кое-что сам делаю и расписываю. Вот эти трещотки, или кугиклы, например, из рыбацких удочек. Внутри трубки – резиновый пыж, обычным карандашом можно менять его положение и тем самым регулировать высоту звука так, чтобы несколько инструментов в сумме давали стройный аккорд. 

– Правда ли, что в Тюменцево нет сейчас преподавателя-баяниста? Почему падает интерес к этой музыкальной специальности, на ваш взгляд?

– Ответ прост. Она невыгодна, нынешней молодежи финансовая грамотность мешает. Представьте, человек отучился в музыкальной школе, муз­училище, институте культуры, потратил на это 13–15 лет жизни, а потом приходит преподавать на минимальную зарплату. И программ поддержки нет, по сути. Как ему прожить без своего жилья? На что семью содержать? Потому мало кто даже из талантливых учеников сейчас приходит нам на смену. Я вспоминаю одного из таких, Сергея. Он окончил музучилище по классу баяна, играл в оркестре «Сибирь», затем – в Москве, в коллективе Людмилы Рюминой. Но сейчас – стюард, летает на международных рейсах. Там платят больше.

– Не умрет ли баян такими темпами?

– В стране – нет, не умрет, конечно. Посмотрите, каких одаренных ребят по телевизору показывают. Другой вопрос, что сам процесс подготовки серьезного музыканта высокого уровня очень затратен и доступен лишь обеспеченным семьям. Но и обычные сельские дети, бывает, выбиваются, если есть огромное желание и любовь к музыке.

Справка

Виктор Эрнст – преподаватель музыкальной школы Тюменцево с 1967 по 2000 год. Заслуженный работник культуры России, автор почти 300 песен и пьес для баяна с оркестром, музыки к детским спектаклям. Под его руководством народный ансамбль «Древляне» становился лауреатом российских и краевых конкурсов, стал заслуженным коллективом самодеятельного художественного творчества России.

Источник: www.ap22.ru

Насколько публикация полезна?

Нажмите на звезду, чтобы оценить!

Средняя оценка 0 / 5. Количество оценок: 0

Оценок пока нет. Поставьте оценку первым.

Сожалеем, что вы поставили низкую оценку!

Позвольте нам стать лучше!

Расскажите, как нам стать лучше?

Оставьте ответ

Ваш электронный адрес не будет опубликован.

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.