В семейном КФХ из Алтайского края сыновья продолжают дело своего отца, начатое больше 30 лет назад

0 4
0
(0)

В семейном КФХ из Алтайского края сыновья продолжают дело своего отца, начатое больше 30 лет назад

В семейном КФХ из Алтайского края сыновья продолжают дело своего отца, начатое больше 30 лет назад

В семейном КФХ из Алтайского края сыновья продолжают дело своего отца, начатое больше 30 лет назад

В семейном КФХ из Алтайского края сыновья продолжают дело своего отца, начатое больше 30 лет назад

Фото Олег БОГДАНОВ

Кирюшовы – люди непубличные. Если делают что-то хорошее для других, то от всего сердца, а не напоказ. Вот и про то, что со дня основания семейного КФХ, с 1991 года, они снабжают овощами нуждающихся, мы узнали лишь недавно, когда ушел из жизни глава крепкой семьи, Виталий Дмитриевич. Его сыновья намерены продолжать отцовское дело и не сворачивать благотворительность.

Листая семейный альбом

«Мы как будто родного человека потеряли», – сказала в телефонном разговоре Светлана Литвинова, председатель краевой общественной организации «Много деток – хорошо!», которую связывают с Кирюшовыми долгие годы дружбы.

Поджидая, когда вернутся сыновья, Дмитрий и Алексей, их мама, Татьяна Алексеевна, ворошит прошлое, листает семейный альбом. Вот Виталий Дмитриевич среди участников III съезда фермеров в Москве (февраль 92-го)… С однокашниками, выпускниками сельхозинститута, это середина 70-х… А сколько благодарственных писем, грамот – от школ-интернатов, детских домов, больниц, Комплексного центра обслуживания населения Барнаула и городских управлений соцзащиты, администрации Центрального района краевой столицы…

В этих страницах – полвека, что Виталий и Татьяна провели вместе,  считая и прекрасную студенческую пору, когда они стали встречаться. 

– Мы начинали работать в теплицах еще на приусадебном участке, где всего-то две сотки земли было. Первую продукцию реализовывали в Новосибирске, там на нее спрос очень высоким был. А сейчас, наоборот, новосибирский горкуновский огурец везут к нам плюс привозная продукция из Краснодара и Казахстана да то, что китайцы выращивают под Барнаулом. Сложно сейчас конкурировать, но мы берем качеством и чистотой продукта, – говорит женщина. 

Сейчас площадь земель, обрабатываемых в семейном КФХ, небольшая, около 300 гектаров. Основные культуры – огурцы, до 60 тонн в сезон; картофель – в хранилище заложили этой осенью 200 тонн; гречка и пшеница, по 200 и 50 тонн соответственно.

Первый заработок

На месте ликвидированного Черницкого отделения совхоза «Барнаульский» Виталий Дмитриевич все с нуля поднимал. Строил ангары, служебные помещения, теплицы и большой дом по своему проекту. Фармацевт по образованию, Татьяна работала в аптечной сети, но ушла помогать мужу, когда тот в «веселые» 90-е создал семейное КФХ. И теперь тоже уже агроном, хоть и без диплома. Как и их сыновья. Дмитрий в двадцать лет встал рядом с отцом, на нем сегодня вся техника. Алексей десятилетним на работу с ним ездил, он главный по логистике.

Старший брат уточняет: 

– Никаких особых амбиций у нас, советских детей, не было. Жили с родителями на Опытной станции и летом с детства подрабатывали на полях. Работать у бати я начинал водителем, экспедитором, но не сразу, пожалуй, понял, что дело это семейное, а значит, навсегда.

Из воспоминаний младшего: ему семь лет и впервые с папой он едет в поле на старом-престаром ДТ, тракторе целины. У него ни стекол, ни кабины, но мальчишка счастлив! Свои первые 12 рублей Алёша заработал в десять-одиннадцать лет и принес их маме, невероятно гордый. Буллинг в школе по поводу того, что одноклассник подрабатывает? Такого и представить тогда никто не мог. Ни в 93-й барнаульской школе, в которой учился младший, ни в 87-й, которую окончил старший брат. Более того, ребята, узнав, что подросток трудится рядом с отцом, выбрали его старостой класса. Никаких насмешек – все очень серьезно.

Батю своего парни не копировали, нет. Но все то, чем он был богат, как-то незаметно для себя переняли. Вплоть до увлечения живописью и игрой на баяне: Дмитрий музицирует, Алексей рисует.

Начало

Первый огуречный урожай в семейном КФХ собрали в мае 1991 года. Эту дату в семье и считают стартом благотворительности. У хозяйки, правда, не было опыта общения с социальными учреждениями. Она наугад обратилась в крайсовпроф, там были озадачены вопросом женщины, но выход подсказали. Обзванивая методично всех по справочнику, от больниц и санаториев до организаций, объединяющих многодетные семьи, Кирюшовы приобщились к меценатству. По 500–600 килограммов за один приезд отгружали желающим. Тогда это называли спонсорской помощью, сейчас – пожертвованием.

Не касаясь коммерческой составляющей работы хозяйства, отметим, что его продукция есть в небольших специализированных магазинах, на рынках. Но вы не найдете ее на полках крупного ретейла, куда, как известно, «вход рупь, да выход два». С торговыми сетями работать перестали после того, как те перешли на логистику распределительных центров. Фермерский огурец с тонкой кожицей – идеальный продукт для доставки с грядки на прилавок. Работа же распределительного центра предполагает и длительное хранение в холодильниках, и многократную перегрузку. Что при такой маршрутизации останется от нежного овоща?

В своих теплицах семья снимает урожай с мая по октябрь. Если в иное время вы увидите огурцы в ящиках, подписанных фамилией Кирюшовых, знайте – это подделка. Да, время от времени фермеры выявляют такие факты, когда овощ неведомого качества и состава иные производители выдают за продукцию местных, барнаульских, фермеров. 

Из секретов. В КФХ используются технологии, созданные для не слишком плодородных почв овощеводом-американцем Джекобом Миттлайдером. Плюс ноу-хау для оптимального развития растений – фитотрон, камеры искусственного климата, разработанные учеными для выращивания овощей в космосе.

Основной огуречный сорт – «раис», который на Алтае редко встретишь, витаминный, салатный, среднеспелый, с «чистым», свежим вкусом. Поставщик – российский, крымская фирма «Гавриш». И если не считать дороговизну посадочного материала, внимание, одно семечко – не пакетик! – почти 9 рублей, то нет с огурцами у Кирюшовых особых проблем.

Не то что с картошкой. С ее районированными сортами все гораздо хуже. В КФХ выращивают «розару», «невский», «тулеевский» картофель. Но тем, кто занимается этой культурой, в принципе, нужно сортовое разноообразие. А значит, собственная селекционная база. Есть у Кирюшовых техника, грамотные специалисты, но не хватает опытных участков и средств на реконструкцию хранилища. Речь о десятках миллионов рублей, которые вот так, враз, семейному бизнесу взять негде. Меры поддержки существуют, конечно, но рассчитаны они в основном на «крупняков», от которых можно потом ждать весомой отдачи. КФХ – это слишком мелко, по мнению большинства банков, чтобы рассматривать их как серьезных партнеров, увы. 

– Мы такие для них незначительные, что вот сколько лет занимаемся фермерством, столько и карабкаемся сами, без посторонней помощи, – подтверждает Татьяна Алексеевна.

Спросите, куда делась та мощная база, что всегда составляла славу Западно-Сибирской опытной станции? А нет ее. Одни воспоминания и остались. После процедуры банкротства что распродано, что разворовано… Обычная российская история.

Братья Кирюшовы на милость обстоятельствам не сдаются:

– Все, что мы с отцом наметили, осуществим. Он был для нас наставником, учителем, самым родным и близким человеком. И таким надежным, что, казалось, всегда будет рядом. Его уход из жизни – огромная потеря, которую мы пока не осознали до конца. Но в любом случае приняли решение сохранять и развивать основанное папой семейное хозяйство и продолжим помогать всем тем, кому помогал он.

Источник: www.ap22.ru

Насколько публикация полезна?

Нажмите на звезду, чтобы оценить!

Средняя оценка 0 / 5. Количество оценок: 0

Оценок пока нет. Поставьте оценку первым.

Сожалеем, что вы поставили низкую оценку!

Позвольте нам стать лучше!

Расскажите, как нам стать лучше?

Оставьте ответ

Ваш электронный адрес не будет опубликован.

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.