Как журналист «Алтайской Правды» воевал на фронтах Великой Отечественной войны

0 5
0
(0)

Как журналист «Алтайской Правды» воевал на фронтах Великой Отечественной войны

Он ушел в Красную армию из редакции «АП» в начале 1940-го…

«Увы, о многих наших коллегах сохранился минимум информации. Как найти героя, если в книге приказов по редакции 1941 года о нем имеется лишь одно упоминание: «Литературного работника отдела писем т. Пузикова с 24 июня с. г. считать призванным в ряды РККА»? – этот риторический вопрос я задавала со страниц «АП» четыре года назад. Тогда в очередной раз я привела в газете список героев, судьба которых на тот момент была неизвестна. В списке значился и журналист «Алтайки» Сергей Филиппович Знатков – «инструктор низовой печати в 1938 году, позже заведующий Бийской зоной отдела рабселькоров и писем трудящихся».

Шли годы… Нашелся, обретя имя, даже товарищ Пузиков – увы, среди погибших. Но вот Знатков не находился никак. Я полагала, что погиб и он.

К счастью, база Министерства обороны постоянно пополняется – появилась там и новая информация о журналисте. Однако к тому времени я уже другими путями выяснила, что наш коллега вернулся-таки с войны. Но не на Алтай, а в Кузбасс…

Начало биографии

В предвоенные годы редко у кого из наших коллег-журналистов имелось профильное образование, порой – образование вообще. У Сергея Знаткова было три года учебы в… техникуме молочной промышленности. На выбор его наверняка повлияла судьба отца.

Филипп Знатков «с малых лет ходил по батракам», а подросши, поступил рабочим на маслодельный завод. Потом его забрали в армию, он из белой перешел в Красную, служил до 1923-го, после крестьянствовал… «В 1924-м году стали организовывать молочно-маслодельные товарищества, отца моего, как знакомого с производством масла, выбрали работать мастером маслоделом», – вспоминал Сергей Знатков.

Наш герой после окончания четвертой группы школы поступил в фабрично-заводскую семилетку (так называемая школа ФЗС. – Прим. автора), там его приняли в комсомол. Был Серёжа весьма активным: вел кружок политучебы, руководил музыкальным кружком, учкомом, своей группой. «За хорошую работу в кружках и за отличную учебу, был дважды примирован», – писал он в автобиографии. Год после ФЗС «не учился и нигде не работал». А потом временно возглавил на малой родине, под Новосибирском, общий отдел купинского райисполкома. Позже работал там старшим делопроизводителем.

В 1933-м райисполком направил нашего героя на месячные курсы моделистов, он отказался – к тому времени его уже приняли в «молочный» техникум. Неподчинение повлекло исключение из рядов ВЛКСМ… Но, как мы уже знаем, техникум Знатков таки окончил. Там он тоже проявлял общественную активность: «…был председателем культсекции, техредактором радиогазеты, дежурным радистом, во время летних каникул работал в районной газете «Колхозник Алтая» инструктором» (инструкторами, кстати, в то время называли корреспондентов; их руководителей – завотделами. – Прим. автора).

По окончании техникума, получив специальность «механик механизированных молокозаводов», Знатков был направлен на Кипринский молокозавод помощником машиниста, а через несколько месяцев, в ноябре 1937-го, – машинистом на Волчно-Бурлинский молокозавод. В мае 1938-го уволился, приехал в Барнаул к сестре. В том же мае Знатков пришел на работу в «Алтайку».

Двенадцать плюс двадцать три

10 февраля 1939-го недреманное око «Алтайки» замредактора (а в дальнейшем – начальник спецотдела) Вербина заполнила стандартную машинописную форму на бланке «АП»: «По встретившимся надобностям просим срочно сообщить о социальном положении гр-на Знаткова Сергея Филипповича, ранее проживавшего в вашем сельсовете и сейчас работающего в редакции «Алтайской правды». Уже 20 февраля пришел ответ из Новониколаевского сельсовета Купинского района Новосибирской области. Назывался он почему-то важным словом «Характеристика». В документе читаем: «С 1927 года отец работал мастером сливочного масла где и выбыл с територии выше указанного адрес по своей специальности… дядя Знатков Василий был лишен в 1929 году где это тже дядя и отец Знаткова С.Ф. Знатков Ф. забраны орг. НКВД за к-р деятельность».

Хотелось бы верить, что с родными нашего героя ничего страшного не произошло. Во всяком случае, их имен в базах репрессированных обнаружить не удалось. Вероятно, для журналиста Знаткова последствий от «характеристики» не случилось – он проработал в нашей газете еще год. Не одного сотрудника защитил редактор «АП» Алексей Стручков…

2 января 1940 года был издан приказ по редакции: «сотрудника с/х отдела т. Знаткова с 1/1-40 считать выпускающим». Но уже через несколько дней последовал другой приказ: выпускающего Знаткова считать уволенным с 11 января 1940 года «ввиду ухода в РККА».

Служба в армии растянулась на 12 лет… С октября 1941-го по август 1942-го Знатков воевал на Западном фронте в составе 50-й стрелковой дивизии 202-го стрелкового полка, был заместителем политрука батареи; потом на Волховском – заместителем командира батареи по политчасти 1433-го самоходно-артиллерийского полка, парторгом 1493-го самоходно-артиллерийского полка. С июня 1945-го по декабрь 1946-го Знатков – секретарь дивизионной газеты 6-й гвардейской механизированной дивизии 4-й механизированной армии.

Наш герой получил в боях ранения и контузию. По его фронтовым наградам можно было бы изучать географию войны: помимо медали «За боевые заслуги», ордена Красной Звезды, ордена Отечественной войны II степени заслужил он и медали «За оборону Ленинграда», «За оборону Москвы», «За освобождение Праги», «За взятие Берлина»… В наградных листах читаем:

«Проявил себя мужественным офицером неоднократно ходившего в атаку с боевыми экипажами и имеющего на своем боевом счету 4 убитых гитлеровца. Как парторг – мобилизует коммунистов на проявление авангардной роли в боях. Большинство членов и кандидатов ВКП(б) партийной организации полка за образцовое выполнение заданий командования удостоены правительственными наградами… Личным мужеством показывает пример всему личному составом в борьбе с врагом»… «Находился непосредственно с боевыми экипажами на поле боя… В решительные моменты идет в бой первым, увлекая за собой остальных. В бою смел и отважен».

Сохранился рассказ журналиста Василия Гусакова о том, как воевал наш коллега:

«Командир вызывает капитана Знаткова – парторга, молодого, смекалистого разведчика – и приказывает ему во что бы то ни стало найти путь через болото, спасти знамя полка. Небольшая группа из десяти человек с бесценным грузом почти по пояс в воде цепочкой продвигается через непроходимые топи. Капитан идет впереди, длинным шестом нащупывея твердую почву. Казалось, «дороге» не будет конца. Только к утру, наконец, выбрались из болота. Сразу же передали в свой полк по рации безопасный проход. И на другую ночь весь полк благополучно выбрался из окружения. А как ходили врукопашную? Сколько воли, выдержки, ловкости нужно было иметь, чтобы, столкнувшись лицом к лицу с озверевшим фашистом, не дрогнуть, не оробеть. А бои в Польше? Там однажды несколько суток сидел в подбитом танке на передовой и вел корректировку огня наших батарей».

Бравым гвардии майором вернулся на «гражданку» Сергей Знатков в 1952-м. Работал сначала десятником на Кузнецком металлургическом комбинате, окончил вечерний университет марксизма-ленинизма, а с 1956 по 1979 год трудился на посту редактора «Металлурга» – заводской многотиражки КМК.

Под Москвой в 1941-м…

«Морозная, тихая ночь с 5 на 6 декабря. На передовом крае противника изредка строчат пулеметы, взлетают осветительные ракеты.

И вдруг раздался грохот. Это одновременно ударили наши артиллерийские батареи. Началась артподготовка. Стоял сплошной страшный гул. Орудия нашего полка стреляли с закрытых позиций фугасными снарядами по дотам и дзотам противника.

– Беглый огонь! – прорываясь через орудийный грохот, слышалась команда.

Помощник командира взвода Андрей Надеин, командовавший первым орудием, стоял со мною, я был наводчиком и четко отдавал команды. Быстро работая подъемным и поворотным механизмами, я устанавливал орудие на цель.

– Готово! – докладывал я.

– Огонь! – командовал Надеин. И новый снаряд летел во врага.

В этом бою повредило одну нашу пушку. Орудийный мастер Костя Ханов под огнем противника исправил повреждение, и орудие вновь загрохотало.

Бой был страшный, изнурительный. Все солдаты и командиры выбились из сил. Но когда под вечер была дана команда «Отбой!», а затем «Вперед!», куда что девалось. Мы пошли вперед! Оборона противника прорвана! Враг не прошел к Москве! И широким фронтом на Можайском направлении мы шли все дальше и дальше на запад».

Источник: www.ap22.ru

Насколько публикация полезна?

Нажмите на звезду, чтобы оценить!

Средняя оценка 0 / 5. Количество оценок: 0

Оценок пока нет. Поставьте оценку первым.

Сожалеем, что вы поставили низкую оценку!

Позвольте нам стать лучше!

Расскажите, как нам стать лучше?

Оставьте ответ

Ваш электронный адрес не будет опубликован.

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.