Русская Шамбала: у Белой и Синей воды

0 12
0
(0)

Русская Шамбала: у Белой и Синей воды

Русская Шамбала: у Белой и Синей воды

Русская Шамбала: у Белой и Синей воды

Русская Шамбала: у Белой и Синей воды

Русская Шамбала: у Белой и Синей воды

Русская Шамбала: у Белой и Синей воды

Последние два километра пути по узкому горному ущелью перед тем, как попасть в село Усть-Кокса. Крайнее испытание для путешественников – перевал Громотуха. Мужчина в машине, увидев высокий обрыв, кричит: «Гляньте!» – женщины начинают закрывать глаза и ахать, а дети молниеносно припадают к окнам.

Бурлящая речка

Успешно минуем крутейший поворот. Спускаемся к шумной горной речке. Громотуха (Куркуре) в переводе с алтайского языка означает «бурлящая речка». По алтайскому обычаю на перевалах повязаны разноцветные ленты в дань уважения духам Алтая и на удачу. Такой обряд называется «кыйра буулар».

Уже перед самым селом стоит памятник пограничникам – Усть-Коксинский район непосредственно граничит с Казахстаном. У жителей района особым почетом пользуется пограничное воинское братство. Недавно команда из 6 человек, среди которых пограничники в запасе, казаки, сотрудники районного Дома творчества и досуга, отправилась в Краснодарский край с концертной программой «Во славу русского солдата», чтобы поддержать раненых бойцов СВО в госпиталях. Общественность активно поддержала их инициативу. А предприниматели и муниципалитет помогли финансово.

Шоу туманов и тройные радуги

Широкие светлые ситцы

рассвет над долиной пронес.

Здесь Марфа могла бы родиться

и мог бы явиться Христос…

Но вот расступилось узкое ущелье и на высоте тысяча метров раскрылась она – Уймонская долина, место невероятной красоты синих гор, белых рек и уникальных людей, неповторимого переплетения самых различных культур и верований.

Это сердце Усть-Коксинского района Республики Алтай. Она раскинулась между двумя горными хребтами: Теректинским и высокогорным Катунским, напоминает собой чашу. Как мне иногда хочется оказаться в ней первый раз, чтобы снова удивиться разноцветным горам на восходе и закате, фееричному шоу туманов и облаков летом, снегу в мае и конце сентября, тройным радугам!

Рядом с дорогой радует глаз синяя лента реки, которая протягивается вдоль всего села, а после сливается с главной водной артерией республики – рекой Катунью. Усть-Кокса, «Кӧк-Суу Оозы» в переводе с алтайского – «синяя вода». До сих пор множество дорожных указателей сохранили двуязычие с уважением к двум основным народностям, населяющим республику и район в частности: русским и алтайцам.

Алтайцы – коренные жители, по одной из версий, являются прародителями всех тюрков, колыбелью тюркского мира и живут на этих землях с незапамятных времен. А когда и при каких обстоятельствах здесь оказались первые русские?

В XVII веке произошла церковная реформа Никона, которая разделила жизнь верующих во Христа людей на до и после. Христиане, живущие в центральной европейской части Российской империи, желая сохранить свою веру без изменений, бежали за Уральские горы, подальше в Сибирь. Они мечтали найти волшебный край Беловодье.

Среди староверов легенда о заповедной стране, где нет Антихриста,  нет ни боли, ни печали, где свободно можно молиться, всегда была животрепещущей. Многие пускались на поиски. А вообще сказки, легенды с похожим сюжетом встречаются во многих странах мира. Беловодье, Ирий, Шамбала – имен много, а суть одна.

В самом подножии долины, как врата, располагается райцентр – село Усть-Кокса. По будням жизнь кипит, приезжают люди из других сел и деревень, но, даже когда (по местным меркам) в центре Усть-Коксы много людей, это не создает диссонанса. Все друг друга знают: родственники, друзья, знакомые. С каждым вторым есть что обсудить при встрече.

Спустившись с крылечка здания, где работает наша дружная редакция газеты «Уймонский вестник», через полминуты встречаю свою классную руководительницу Надежду Николаевну Сухотерину. Школу я окончила в 2011 году, но при встрече мы на протяжении многих лет всегда обнимаемся, делимся новостями: она о школе, а я обо всем остальном. Надежда Николаевна – легендарная, яркая личность. В свои 72 года она энергична и напориста. С чем или кем ее можно сравнить, чтобы лучше понять? Наверное, с ледоколом. В селе ее знают как человека, который лично говорил с президентом РФ Владимиром Путиным. Преград для Надежды Николаевны не существует!

Труд и молитва

Площадь Мира – так называется центр села. Дом творчества и досуга, детская школа искусств, администрация, банк, белокаменная часовня, которую уже скоро должны достроить, Мемориал Славы и фонтан – таков облик площади Мира. Проходя мимо последнего, я подошла к бабушке-алтайке, которая отдыхала на скамейке. Она небольшого роста, в меховой шапке, с повязанным поверх платком, куртке, длинной юбке и называемых по-народному «карематных» сапогах. Такие сапоги завоевали народную любовь жителей всех возрастов за их легкость: летом – за водонепроницаемость, зимой с шерстяным чулком – за теплоту; в быту такая обувь незаменима.

Как выяснилось, тетя Галя Телёсова (так по-семейному представилась) приехала на рейсовом автобусе с внуком из деревни Кастахта Усть-Коксинского сельского поселения. Позаботившись о внуке (он учится 
в местном техникуме отраслевых технологий и еще не совсем подружился с одногруппниками), она стала не спеша совершать покупки, а на скамейку присела отдохнуть.

– У нас в деревне один магазин, всего там не купишь. Зима приходит, одежки надо взять. Ноги устают бегать по магазинам, я ведь уже старенькая, 82 года. Приехала из-за внука, переживаю: хочет бросить учебу, а я настаиваю на обратном. Он рос без мамы, как могу помогаю ему.

– А много ли в Кастахте русских и какие у вас с ними отношения?

– Русских в дерене больше. Я не помню, чтобы у нас было какое-то разделение, мы так давно живем рука об руку, что не замечаем какой-либо значимой разницы между нами.

Отошла немного от площади, метров 30, и тут кони и коровы на дорогах. Гривы и хвосты – в колючках и репейнике. Эдакое наслоение сельского образа жизни крестьян и современного (хороший асфальт, поток машин). Когда в деревне скот возвращается с выпаса по дорогам домой – это ни у кого не вызывает вопросов. А когда средь бела дня кони гуляют по главной проезжей части, многие недовольны. Зато там, где стоит дорожный знак «20», действительно, быстрее 20 км/ч не сможешь проехать.

А вот магазин «Дом мёда». Владелец – коренастый мужчина с длинной бородой,  Василий Михайлович Суртаев. А еще он продавец и пасечник. А еще – настоятель старообрядческого сельского прихода. Успешно совмещает бизнес и духовную работу.

– Главные два направления старообрядцев (беспоповцев) – это труд и молитва. Ежедневно я тружусь на пасеке и этим зарабатываю на жизнь. Род Бочкарёвых (по моей матери) одним из первых переселился на Алтай в 1800-е годы – все мои прапра…дедушки были пасечниками. В производстве меда нет каникул ни летом ни зимой. 

Спрос на экологически чистый высокогорный мед есть всегда и по всей России, поэтому заказы есть всегда и мне скучать не приходится. Иногда туристы смешат своим вопросом: «А есть мед с подножия Белухи?» А я отвечаю шуткой: «Это его каменной пыльцы который?..»

Настоятелем прихода Суртаев стал около пяти лет назад: по его уставу прихожане сами выбирают наставника.

– Мы проводим службы, где молимся, как и веками молились наши потомки, – рассказывает Василий Михайлович. – Считаю, что у человека обязательно должна быть вера, многие религии дают человеку именно веру в святое. Мне не мешают другие конфессии, с которыми мы рядом живем: у нас свой храм и молитвы, у них – свои. Отказавшись от веры, люди постигают ужас, который охватил Европу, когда появились не «он», не «она», а «оно». Я несказанно рад, что в России общество живет в вопросах мужских-женских союзов в согласии со Священным Писанием…

За свою жизнь он поколесил по Европе и миру. Но одно из самых ярких впечатлений оставили восемь ни на что не похожих монастырей (5 женских и 3 мужских). Добраться до них можно только на лодке вниз по Енисею.

Говорит, что они появились с 1937 года: коммунисты с барж высаживали староверов на дикие, нежилые берега, мол, выживете или нет? Не только выжили, но и подняли хозяйство: выращивают культуры, держат скот. Построили кельи и молельные дома.

– Неверующий человек туда не попадет, – уверен Суртаев. – Про это место нет ни одного документального фильма, фотографий, потому что это запрещено. Я однажды побывал на службе в молельном доме высотой около 10 м, шириной 15 м и обомлел: все стены и потолки были расписаны иконами. Когда сто монахов начали петь крючковое осмогласие – это было нечто! Такие люди молятся за Россию! Есть поговорка «Один праведник всю деревню спасает», а я считаю, что в том числе такие монастыри сохраняют Россию в такие непростые времена.

Вдоль по Набережной

Недавно в Усть-Коксу переехала из Германии русская женщина с семьей. Объясняет свое решение так:

– У меня с мужем двое детей, и мы очень заинтересованы в их моральном, физическом развитии. Последний учебный год подвел нас к точке невозврата, когда на уроках учителя говорили про Россию гадости и начался обязательный для обучения предмет «сексуальное просвещение». Мой ребенок в возрасте 10 лет говорил: «Мама, зачем мне это знать?»

Все СМИ Германии пропагандируют ЛГБТ. На стенах в школах висят плакаты с надписями: «Не торопись, подумай, кто ты: мальчик или девочка?» Немцы – замечательные люди, но пропаганда, процветающая в обществе, абсолютно несовместима с менталитетом нашей семьи. Так мы и оказались в Уймонской долине, – рассказала моя собеседница..

Одна из самых приятных улиц в селе Усть-Кокса – это улица Набережная. На ней еще остались дома, возраст которых превышает сто лет. В одном из домов в ходе Центрально-Азиатской экспедиции на Алтае бывал ученый и художник Николай Константинович Рерих. Его вклад в мировую культуру трудно переоценить: это Пакт Рериха, целью которого является охрана художественных и научных учреждений и исторических памятников, свыше 5 тысяч художественных полотен и многое другое.

Сейчас этот дом – двухквартирник, в одной половине – жилое помещение, а в другой – выставочный зал. Сотрудник культурного центра «Беловодье» Элина Шушпанникова, которая проводит экскурсии, говорит:

– По рассказам правнучки Л.С. Лукьяновой, прадед «в голодные годы приехал в эти края из Вятской губернии, где был бурлаком, лямку тянул. Скопил денег – стал купцом и задумал ехать торговать в Сибирь. Макар Малков и сын его Иван стали известными в округе купцами. Держали большое хозяйство, торговали тканями и другими товарами, приносила доход и кондитерская. Отец был уже в годах и торговлей руководил на месте, а Иван за товаром ездил в Бийск. После раскулачивания советская власть их торговые лавки отдала под магазины. В здании при заготконторе долгое время работал охотмагазин. Пушнина, мед и лекарственные травы поставлялись отсюда в другие регионы.

В середине 1970-х годов весь старый дом отводится под квартиры работников торговли. Появляется отдельный вход во вторую квартиру с правой стороны дома. В этой части поселяется Лидия Железнова, сейчас там живет ее дочь.

Сегодня это дом, хранящий дух первоначальной Усть-Коксы, имеющий характерный для дореволюционной эпохи вид, представляющий собой историческую ценность как живой свидетель важных событий, один из немногих домов, дошедших до наших дней в целости и сохранности.

С любимыми не расставайтесь

Говорят: проще один раз увидеть, чем сто раз услышать. Чтобы просмотреть все достопримечательности Усть-Коксы, хватит нескольких дней; чтобы понять дух места – понадобятся годы, а для кого-то – десятилетия.

Встретила супругов, которые только вернулись из Питера, навещали родителей жены. Белокурая русская женщина с голубыми глазами Юлия Опутникова и высокий, смуглый алтаец Андрей Черепанов.

Юлия большую часть жизни прожила в г. Санкт-Петербурге. С молодости любила походы и трекинг по горам. Однажды она приехала в качестве туриста в село Тюнгур посмотреть горы, побывать в новых местах. Да и осталась.

В тот приезд по горе на коне проезжал обаятельный мужчина, сразу завязалось общение, а после и любовь.

– Трудно ли было совмещать в обиходе различные традиции?

– Я с большим уважением отношусь к моему мужу Андрею, и мы всегда соблюдаем алтайские традиции, мне это не трудно, – призналась Юля. – Правда, у меня нет особой способности к языкам, поэтому я даже не пробовала учить алтайский. Некоторые слова понимаю, но большую часть – нет. А вообще, думаю, что для любви не важно, какой национальности ты и твой супруг, не так уж важно, на чьей родине жить. Важно с кем: с любимым или нет?

Завершить снова хочу строками из стихотворения нашего местного поэта Игоря Муханова:

В долине ветра-горностаи

листают страницы годов

и ягоды птиц вырастают

на ветках маральих рогов.

Уводят тропинки в сказанья,

в зеленый и чистый рассказ,

где можно увидеть глазами

все то, что сокрыто от нас…

Анастасия ЛЕВИЦКАЯ

Источник: www.ap22.ru

Насколько публикация полезна?

Нажмите на звезду, чтобы оценить!

Средняя оценка 0 / 5. Количество оценок: 0

Оценок пока нет. Поставьте оценку первым.

Сожалеем, что вы поставили низкую оценку!

Позвольте нам стать лучше!

Расскажите, как нам стать лучше?

Оставьте ответ

Ваш электронный адрес не будет опубликован.

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.