Проект «Алтайской правды» «Особенно важно и нас касается»: как живут дети с интеллектуальными нарушениями

0 3
0
(0)

Проект «Алтайской правды» «Особенно важно и нас касается»: как живут дети с интеллектуальными нарушениями

Проект «Алтайской правды» «Особенно важно и нас касается»: как живут дети с интеллектуальными нарушениями

Проект «Алтайской правды» «Особенно важно и нас касается»: как живут дети с интеллектуальными нарушениями

Проект «Алтайской правды» «Особенно важно и нас касается»: как живут дети с интеллектуальными нарушениями

Проект «Алтайской правды» «Особенно важно и нас касается»: как живут дети с интеллектуальными нарушениями

Проект «Алтайской правды» «Особенно важно и нас касается»: как живут дети с интеллектуальными нарушениями

Следующая тема нашего проекта «Особенно важно: и нас касается» о детях с интеллектуальными нарушениями. В России это касается 3% населения.

Поверить в реальность

Грише Коновалову недавно исполнилось 18. С виду он обычный подросток. Обаятельный, добрый, улыбчивый. Сидит за столом, рисует. Мальчик любит творчество. Вот только при первом общении замечаешь, что у него нарушена речь, а биологический возраст заметно превосходит возраст психологический.

Таких, как он, в Алтайском крае немало. У большинства патологии видны невооруженным глазом: человек не может нормально двигаться, общаться. Но как быть их родителям? Какие трудности они испытывают?

Елена Коновалова – мама четверых детей. Первые трое родились здоровыми, уже выросли и завели свои семьи. Вот только Гриша одинок. У него нет друзей, и он панически боится окружающего мира.

«Беременность была поздняя. Роды прошли хорошо, и 11 месяцев ничто не предвещало беды. Потом у Гриши началась задержка развития, – вспоминает Елена. – Мы проходили обследования, думали, может это генетическая болезнь или сбой в организме. Но причины возникновения интеллектуального нарушения так и не нашли».

Спустя несколько лет парень начал догонять в развитии своих сверстников, однако в 12 лет наступил регресс.

«Я думала, мы справимся. Но чуда не произошло. Врач сказал, что нам нужно быть готовыми к тому, что Гриша будет вести себя как семилетний ребенок, даже если ему будет 50 лет, – рассказывает мама мальчика, – Долго плакала, переживала. Были даже сомнения, вдруг это ошибка. До последнего отказывалась верить в реальность».

Правила для всех

Сейчас Елена воспитывает Григория одна. Муж умер. И чем старше становится ее сын, тем труднее ему находить занятия. Раньше он посещал танцы и театральный кружок. Первая сыгранная роль – садовник. У парня много спортивных достижений, хотя дается это с большим трудом.

«После девяти классов специальной школы мы долго думали, куда можно пойти учиться? Решили выучиться на садовника, хотя он никогда не работал с острыми предметами, – рассказывает Елена. – Первое задание – обрезать розу. Грише было страшно брать секатор, он руками отрывал колючки от цветка. Весь исцарапался, но справился».

Григорий упертый. Причем это касается не только творчества. Знает правила дорожного движения и не нарушает их. Например, если горит красный и вокруг ни одной машины, он не перейдет. Будет ждать зеленый свет.

«Сын считает, что правила должны соблюдать все. Ему не объяснить, что люди могут их нарушить», – вздыхает мама.

Еще одна характерная черта – парень занимается любимым делом, пока его хвалят. Каждый шаг требует одобрения со стороны. И если он чувствует дискомфорт, то не откроется человеку. Все бы ничего, но молчать может и перед врачом.

«Здоровье у него слабое, – говорит Елена. – Когда приходим к специалисту, я начинаю рассказывать, что беспокоит сына, мне не все верят, потому что Гриша на вопросы врачей отвечает: «Все хорошо». А он так говорит из-за недоверия к окружающим. Только не все медики это понимают».

Подростку трудно привыкнуть и к смене обстановки. Он чувствует себя комфортно, если маме спокойно и она знает людей вокруг. Например, прежде чем отправиться в кафе вместе, первой туда идет Елена. Смотрит, знакомится, только потом приходит вместе с сыном.

«В новых местах ему сложно, может случиться приступ паники. И это тяжело понять, принять и родителям, и окружающим. Никто, кроме семьи, не будет с ними возиться. А я не вечная, что его ждет потом?» – задается вопросом Елена.

С подобными переживаниями сталкивается большинство мам таких детей. Они ни с кем не делятся своими проблемами, проживают их внутри себя.

Ни минуты покоя

День семилетнего Саши расписан по часам. Сегодня занятия с логопедом, потом тренировки по футболу, прогулка с семьей, а завтра – к дефектологу и на музыку. Это сейчас у Светланы Пищальниковой, его мамы, есть какое-то представление, куда двигаться дальше. А еще пару лет назад была полная неизвестность.

«У сына интеллектуальные нарушения. Сначала я заметила внешние изменения, а позже врач подтвердил опасения. Когда ему только поставили диагноз, я не знала, к кому обращаться, как его социализировать, – вздыхает Светлана. – Постоянные медицинские обследования, подбор специалистов – и моя профессия ушла на второй план, началась жизнь ради ребенка».

Саша – младший в семье. У его старшей сестры редкое генетическое заболевание. С подобным диагнозом в России живут всего 30 человек, но они не относятся к группе ментальных особенностей.

«В семье мы принимаем Сашу как обычного ребенка. Не заостряем внимания на его проблемах. Хотя первое время, когда только узнали о диагнозе, испытывали стресс, отторжение, непринятие, даже когда ребенок устраивал «психические взрывы»», – рассказывает мама мальчика.

За открытой дверью

Пищальниковы стараются посещать театры, зоопарки, кафе. Главное – не сидеть в четырех стенах. Светлана даже подумала о будущей профессии сына. Он пойдет по стопам отца – станет трактористом.

«Нужно как-то приспосабливаться к этой жизни, – считает Светлана. – Важно установить контакт в садике. Саша посещает специальную коррекционную группу. А мне приходится быть не только мамой, но и учителем, воспитателем, порой даже юристом. Потому что на мне ответственность за его будущее».

Женщина советует не сравнивать детей, а стараться адаптировать своего ребенка. Порой приходится прикладывать максимум усилий, но родителям это вернется вдвойне.

Многое зависит от тебя

Светлана считает, что одна из проблем – отсутствие плана действий по лечению и реабилитации детей с ментальными заболеваниями. Приходится самостоятельно искать пути, обращаться в общественные организации и к педагогам.

Одна из таких учителей – Ирина Дорохина. Она ведет уроки русского и литературы у детей с интеллектуальными нарушениями. Под ее крылом трое учеников. Поначалу ей было страшно, не знала, как с ними работать и правильно себя вести.

«Одна из подопечных – восьмиклассница. Сложность в том, что ее приходится заинтересовать. Девочка быстро теряла интерес к деятельности. У ребенка другая программа и специальные учебники, – рассказывает Ирина. – Их приходится чаще хвалить – тогда они больше стараются, начинают доверять».

А однажды девочка принесла на урок маленьких домашних мышей и познакомила с ними учительницу.

«Она поделилась со мной своей мечтой – стать парикмахером, – вспоминает Ирина. – Таким деткам специалисты советуют выбирать трудовую деятельность, связанную с работой руками. Тогда есть шанс устроиться в жизни. Главное, трезво оценивать силы и возможности, где-то поддержать ребенка, помочь».

Жить самостоятельно

Диагноз «умственная отсталость» со временем можно снять. Вместо взрослого психоневрологического диспансера пойти в колледж, получить работу и жить самостоятельно. В работе с интеллектуальными нарушениями действует формула: «Чем раньше старт, тем эффективнее коррекция».

Помочь в социализации могут даже настольные игры. Так, студент 2 курса МИЭМИС АлтГУ Руслан Наумов создал проект, который позволяет людям с ограниченными возможностями здоровья адаптироваться к обществу. Для этого он использует настольные игры и квизы.

«В нашей стране немногие компании занимаются разработкой специализированных игр для людей с ОВЗ. Наши — основаны на общении или закреплении знаний школьной программы и общей эрудиции. Например, одна из игр нацелена на закрепление знаний по английскому языку. В ее разработке принимали участие носитель языка и преподаватель, семь лет проживший в США», – говорит Руслан.

Целевая аудитория проекта — многие категории людей с ограниченными возможностями: инвалиды-колясочники, люди с ДЦП, аутизмом, синдромом Дауна, с психическими отклонениями. Помимо этого, проект может помочь всем, у кого есть трудности с социализацией.

«На работу над проектом меня вдохновил мой хороший знакомый с ДЦП. У него были большие проблемы в общении с людьми, трудно было заводить новые знакомства. За время работы мы смогли помочь ему и ещё нескольким людям социализироваться, найти новых друзей, почувствовать себя более раскованно»,– добавляет студент.

Фото: Дарья Калашникова 

Источник: www.ap22.ru

Насколько публикация полезна?

Нажмите на звезду, чтобы оценить!

Средняя оценка 0 / 5. Количество оценок: 0

Оценок пока нет. Поставьте оценку первым.

Сожалеем, что вы поставили низкую оценку!

Позвольте нам стать лучше!

Расскажите, как нам стать лучше?

Оставьте ответ

Ваш электронный адрес не будет опубликован.

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.