Что связывает Чуйский тракт и писателя Шишкова

0 15
0
(0)

Что связывает Чуйский тракт и писателя Шишкова

Что связывает Чуйский тракт и писателя Шишкова

Что связывает Чуйский тракт и писателя Шишкова

Что связывает Чуйский тракт и писателя Шишкова

Одну из главных дорог страны всегда связывают с именем Шишкова. В этом году мы отмечаем столетие Чуйского тракта. Но судьба соединила замечательного писателя и Алтай гораздо раньше…
 

Шишков

История рода Шишковых могла бы лечь в основу авантюрного романа или сериала. И дед, и отец писателя были незаконнорожденными детьми – плодами любви дворян и крепостных девушек. Прабабушке Вячеслава Яковлевича посчастливилось: она стала законной женой барина, а посему и… хозяйкой своего отца, крепостного. Бабушке же не так повезло: ее сын Яков фамилию отца получил только после 1861-го.

Именно от бабушки-певуньи Елизаветы Даниловны узнал маленький Вестенька (так будущего писателя звали в семье) много былин, народных сказок, пословиц и поговорок. «Я рос в городе, – писал в автобиографии Вячеслав Шишков. – Летом же уезжал в деревню к бабушке, где и прогащивал до поздней осени. Я очень любил бабушку и любил деревню. Дуброва (родовое имение Шишковых в Тверской губернии. – Прим. авт.) расположена среди высоких холмов, покрытых густым хвойным лесом. Почти каждый день мы с товарищами ходили в лес, в горы, по грибы, по ягоды. Товарищами моими были крестьянские парнишки, два поповича и сын дьячка. Жилось весело, шумно, и осень, когда нужно было ехать в город, всегда встречалась слезами. Избушка бабушки маленькая, покривившаяся, вросшая двумя окошками в землю, но она до сих пор живет в моей памяти как светлая сказка».

Но не только устное народное творчество любил Вестенька. С детства он пристрастился к чтению, да и товарищей приучал: «У меня была страсть к книгам, я завел библиотечку из разной сытинской и манухинской дребедени, составил каталог и насильно выдавал книги для прочтения, по три копейки с книги, обращая медяки на пополнение библиотеки. Тех, кто отказывался читать, – презирал или лез с ними в драку».

Учась в шестиклассном Бежецком училище, в возрасте одиннадцати-двенадцати лет, юный Шишков написал свое первое литературное произведение «Волчье логово» – повесть из разбойничьей жизни. Второй литературный опыт «Утро в деревне» описывал крестьянские посиделки с плясками и песнями. В своей автобиографии он напишет: «С тех пор, вплоть до самого зрелого возраста, я литературой не занимался, и мне не приходило в голову, что я буду писателем. Правда, впоследствии, когда техническая деятельность столкнула меня в юных летах с народом, я всегда имел под руками записную книжку, куда заносил меткие словечки, структуру фраз, песни, делая это совершенно инстинктивно».

Со своим дедом, хозяином Дубровы Дмитрием Алексеевичем Шишковым, Вячеслав Яковлевич виделся лишь три раза в жизни:

«По отзывам крестьян, он был неплохим человеком, с крепостными обращался хорошо. Я встречался с ним трижды. Первый раз, когда со сверстниками-мальчишками возвращался из лесу. Старик на беговушках ехал в лес. «Барин, барин едет!» – закричали мальчишки и бросились отворять ворота. «Вячеслав, это ты?» – Старик поцеловал меня, потрепал по щеке и дал яблоко. Второй раз – он призвал меня темным осенним вечером. Он жил тогда в отдельном от барского дома обширном флигеле в большом яблоневом саду. Я учился в первом классе технического училища. Посидели за чаем до полночи в живой беседе о предстоящей мне жизни. «Все инженеры и техники – взяточники. Ты не будь таким. Коли твой отец осрамил меня на весь уезд своим пьянством, то хоть ты-то…» Я защищал отца, называя его честным, хорошим и уж не таким пьяницей, как это кажется со стороны. Старик сказал: «В пьянстве можно утопить всякий талант, всякий порыв души». Третий раз – незадолго до смерти старика… Я собирался тогда ехать на строительную практику в Сибирь, где производились изыскания Сибирского пути. Он резко запротестовал: «Там тебя комары съедят, медведи задерут». И дал мне прочесть статьи «Нового времени» об ужасах жизни изыскательских партий в Сибири».

Но не испугался этих ужасов будущий писатель…

Сибирь

В конце 1894-го Шишков прибыл в Томск. Первые три года служба в округе путей сообщения была кабинетной. Политика Шишкова не интересовала, а вот насыщенная жизнь молодежи привлекала – студенческие кружки, тайные вечеринки с диспутами, сходки…

Два года наш герой проработал в качестве техника-нивелировщика, съемщика в партии по исследованию Оби. Позже он подготовился и сдал экзамен на право самостоятельного производства инженерных работ. Как складывалась его карьера дальше? 1903-й год – поездка на Обь-Енисейский канал, 1904-й – исследование Чарыша, 1905-й – заведование партией по исследованию Чулыма, в 1906-м ездил с техническим поручением на Иртыш, в 1908-м заведовал исследованиями порогов на Енисее. Весной 1909 года Шишкова командировали в далекий Якутск: целью поездки было укрепление берега реки в черте города. Рабочий период 1910 года заняло исследование Бии – от ее истоков из Телецкого озера до устья. В тот год у Шишкова случилось немало впечатлений и знакомств – с бытом кержаков-староверов, теленгитов, калмыков, с культом шаманизма. Экспедиция на Лену состоялась ранней весной 1911 года: обследовали водораздел между Леной и Нижней Тунгуской для выяснения вопроса о возможности соединения обеих рек каналом. Экспедиция вместо четырех месяцев затянулась на восемь, едва не закончилось гибелью…

Трудно переоценить значение встречи Шишкова с властителем дум молодежи, сибирским дедушкой Григорием Николаевичем Потаниным: «Потанину было тогда 75 лет, но он был достаточно крепок, и ум его оставался светлым. К его голосу прислушивалась вся Сибирь». Шишков прочел ему один из своих рассказов и услышал: «Вам надо писать и писать!»

Когда нашему герою было тридцать пять лет, в газете «Сибирская жизнь» опубликовали его сказку «Кедр». Автор радовался как ребенок…

Чуйский

«С весны 1913 года я стал заведовать Чуйской партией. Мне было поручено произвести подробные технические исследования торгового Чуйского тракта, пересекающего горный Алтай от города Бийска до границы Монголии. Цель изысканий – переустройство безграмотно проведенного весьма важного пути», – писал Шишков в своей автобиографии.

«Весьма важный путь» был дорогой стратегического значения. Обострилась геополитическая обстановка, разгорался очаг Первой мировой войны, из Монголии шли нескончаемые караваны верблюдов, перевозившие грузы для русской армии.

Партию, работавшую в 1913–1914 годах, разбили на два отряда. Задачей первого отряда было продолжить обследование существующего направления тракта, «левобережного». Этот отряд назывался Чуйским, руководил им В.П. Петров. В задачу второго отряда входили осмотр участка «Бийск – Майма – Усть-Сема – Эдиган» с выходом к переправе Кор-Кечу. Это направление называлось «правобережным», руководителем был В. Я. Бабурин. Шишков осуществлял общую координационную деятельность двух групп. Он поддерживал связь между отрядами, передвигаясь по убийственным кручам верхом на лошади. Осенью 1914 года, во время переправы через Катунь у опасного бома, он чуть не утонул.

В результате исследования Шишков предлагал соединить оба направления в с. Черга, по его проекту трассу нужно было продолжить до Усть-Семы. Этот вариант позволял обойти три трудные переправы. Экспедиция провела съемку всей существующей дороги протяженностью 500 верст – от Бийска до Кош-Агача.

Участник экспедиции В.П. Петров вспоминает: «В 1910, 1913 и 1914 годах я работал под начальством В.Я. Шишкова как его первый помощник в экспедициях по изысканию рек Бии и Катуни и Чуйского тракта в горах Алтая. Вячеслав Яковлевич был менее всего моим начальником. Он прежде всего был для меня учителем, другом, товарищем». Другое воспоминание Петрова рисует Шишкова-писателя: «Вячеслав Яковлевич любил заходить в избы крестьян, в юрты алтайцев, где подолгу беседовал с их обитателями. Во время этих бесед Вячеслав Яковлевич ничего не записывал, но зато вечерами в его палатке долго горела свечка – он сидел над своей заветной тетрадью. В это время мы не беспокоили его».

Весной 1914 года по приглашению Шишкова поехала на Алтай вместе с партией дорожных техников,  производивших исследования Чуйского тракта, его жена Ксения Жихарева. Поездка была чрезвычайно интересной, перед ней возник Шишков – не писатель, не веселый и внимательный товарищ, а требовательный начальник: «Очень удивила спокойная уверенность, требовательность без наскоков, немногословная ясность и четкость приказаний. Он ни за что не согласился простить уволенного за какую-то провинность рабочего, которого раньше сам же хвалил, а на мое заступничество и упрек ответил, тоже неожиданно резко: «Значит, иначе нельзя».

Была проделана грандиозная работа. Подробная трассировка Чуйского тракта по двум вариантам – продольные профили дороги и сокращенный продольный профиль Чуйского тракта по старому варианту. «В начале 1915 года, при помощи начальника Томского округа инженера Н. В. Попова, я стал готовиться к переводу в Питер, в Министерство путей сообщения, для составления проекта переустройства Чуйского тракта», – вспоминал писатель. В середине лета 1915-го Вячеслав Яковлевич приехал в Петроград заканчивать проект Чуйского тракта и проводить его утверждение.

Первая мировая война, революция и Гражданская война отодвинули строительство Чуйского тракта. 26 мая 1922 года постановлением ВЦИК ему был присвоен статус дороги государственного значения. В тридцатые годы прошлого столетия было начато строительство Чуйского на всем протяжении правобережного направления. В основу строительства лег проект Шишкова.

Шишков навсегда вписал свое имя в историю дорожного строительства России. Алтай же напитал будущего писателя впечатлениями, которые он пронес через всю свою жизнь.

Источник: www.ap22.ru

Насколько публикация полезна?

Нажмите на звезду, чтобы оценить!

Средняя оценка 0 / 5. Количество оценок: 0

Оценок пока нет. Поставьте оценку первым.

Сожалеем, что вы поставили низкую оценку!

Позвольте нам стать лучше!

Расскажите, как нам стать лучше?

Оставьте ответ

Ваш электронный адрес не будет опубликован.

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.