В барнаульском музее проходит выставка деревянного зодчества

0 9
0
(0)

В барнаульском музее проходит выставка деревянного зодчества

В барнаульском музее проходит выставка деревянного зодчества

В барнаульском музее проходит выставка деревянного зодчества

В барнаульском музее проходит выставка деревянного зодчества

В барнаульском музее проходит выставка деревянного зодчества

В барнаульском музее проходит выставка деревянного зодчества

В барнаульском музее проходит выставка деревянного зодчества

В барнаульском музее проходит выставка деревянного зодчества

В барнаульском музее проходит выставка деревянного зодчества

В барнаульском музее проходит выставка деревянного зодчества

Фото Евгений НАЛИМОВ

Совершенно удивительному явлению деревянного зодчества посвящена новая экспозиция в Государственном музее истории литературы, искусства и культуры Алтая (ГМИЛИКА).

Во дни сомнений, во дни тягостных раздумий не однажды обретала я душевное успокоение в Старом городе. Побродишь по узким улочкам, пошуршишь желтыми листьями, полюбуешься на волюты очелий…

«Что за волюты, что за очелья?» – спросите вы. Волюты – это элементы декора наличников, извивы в их верхней части. Значение слова «наличник» понятно сразу («находящийся на лице»; в нашем случае – на лице дома). Но что означает «очелье»? Часть головного убора, охватывающая чело…

– Отчего Старый город душу мне лечит, а в новостройках – сплошное смятение? – спрашивала я когда-то дивного художника Аркадия Казанцева.

– Оттого, что в Старом городе, – отвечал он, – соблюден принцип золотого сечения. И старые дома соразмерны человеку. Не то что новодел…

Где гуляет… пространство

Прошли годы, и замечательный искусствовед, знаток архитектуры Барнаула Олег Поляков как будто продолжил наш с Казанцевым разговор.

– Восстановим в памяти фотографии, например, 1867 года – какими тогда были улицы городов? – задал вопрос Олег Николаевич и сам на него ответил: – Совершенно иными. Но минуло лет 15–20, и что-то такое произошло в российских городах… Постепенно везде перестали строить оштукатуренные здания, появилось обнажение фактуры материала. Например, из кирпича строят здание – кирпич остается. А это значит, модуль маленький – он не издали смотрится, а вблизи. Появляются в городе витрины, повернутые на тротуар. На перекрестках встают рекламные тумбы, на которых клеят афиши и объявления. Сами тротуары устилаются досками (очень прочные и удобные, в Барнауле такие тротуары сохранялись еще в 60-е годы прошедшего века).

Что же происходит в городе? Один искусствовед нашел удачное определение: все эти изменения – свидетельство того, что шло обживание городского пространства. Оно становилось более жилым для человека. Горожанин выходил из дома не просто «на работу и обратно», а и прогуливаться по улице, проводить свободное время. Это самое пространство становилось более уютным.

А вот этот пассаж Полякова прозвучал совершенно поэтически:

– Вот представьте двухэтажный деревянный дом. Карниз довольно большого выноса, на нем – подзоры с пропильной резьбой. Светит солнце, и тень этих подзоров ложится на верхнюю часть дома. А там ниже причелины (резная доска, прикрывающая торец двускатной крыши.– Прим. авт.) – у них другой узор. И дом получается весь кружевной! Рядом обязательно стоят деревья, ветер колышет их ветви. Получается, пространство гуляет – в этих узорах, ветках… Вот это и есть эстетическое восприятие объектов архитектуры!

Еще заметим, что наличники совсем рядом у тротуара – и их можно рассматривать. Перейдешь на другую сторону – увидишь весь дом с деревьями, тротуарами… Создавалась такая атмосфера в городе, что стали возникать в нем «уютная улица», «уютный переулок», «уютный дом», «уютный дворик». И ты хорошо себя чувствовал в такой атмосфере, ведь все в ней рассчитано на человека идущего. Для контраста представьте сегодняшнюю атмосферу: строятся большие здания, которые видно только издали. Они рассчитаны на движущийся транспорт.

Я хотел бы ошибиться, но, по-моему, сейчас понятие уюта постепенно исчезает как архитектурная категория. Где у нас «уютная улочка» в Барнауле, покажите?! Постепенно уходит, меняется ощущение пространства. А ведь архитектура – это не строительные объекты, это искусство организации пространства. Живое пространство, наша с вами среда обитания организовывалась в XIX веке в том числе и богатыми наличниками. Мастера вкладывали в них и труд, и фантазию, чтобы можно было долго рассматривать, трогать теплое резное дерево…

Вот  такой совершенно удивительный монолог я услышала в ГМИЛИКА на открытии выставки «Старинные окна Барнаула». В ее экспозиции благодаря подвижничеству Олега Полякова можно увидеть утраченную красоту: в 1989–1991 годах он провел масштабную фотосъемку архитектурных объектов Барнаула. Представлены на выставке также работы фотографа Сергея Семёнова: весной этого года он снял порядка 150 объектов деревянной архитектуры Барнаула – в фонд ГМИЛИКА вошли 300 снимков.

– Экспозиция представляет все многообразие наличников, которые, к счастью, еще можно увидеть на улицах нашего города, – отметила куратор выставки Елена Огнева. – Конечно, Барнаул по части деревянного зодчества не имеет такой славы, как Томск. Но он очень интересен тем, что в городе сохранились наличники, представляющие разные виды резьбы, разные направления. В них отразилось также влияние каменной архитектуры – и классицизма, и барокко, и модерна. Разглядывая эти наличники, мы можем многое узнать об истории нашего города.

Лошадки, птицы и драконы

Что экстраординарного в фотографиях, размещенных сейчас в Белом зале музея? Для непосвященного это просто картинки с выставки, на которых – дома, окна, очелья-подзоры-причелины… Но если вы дадите себе труд остановиться на бегу, всмотреться в ускользающую красоту, то откроется вам многое. И куратор выставки посодействует в свершении этих открытий. Замдиректора по научной работе ГМИЛИКА Елена Огнева поможет вам найти на всех барнаульских наличниках всего лишь… двух «лошадок»; озадачит загадкой – «птицы или драконы?»; расскажет о «дефиците» форточек в барнаульских окнах. А еще вы узнаете, что в Барнауле был свой собственный стекольный завод – один из первых в Сибири! Варили там стекло трех сортов: зеленое, белое и хрустальное. Работать же тот завод начал в… январе 1755-го! Но не будем раскрывать всех секретов нового проекта музея – сделать вы это сможете сами.

Поверьте, после этой выставки вы другими глазами посмотрите на деревянное узорочье Барнаула. А увидев красоту в привычном, сможете… получить за это приз. ГМИЛИКА предлагает всем желающим принять участие в фотомарафоне. За присланные на электронную почту музея фотографии деревянных наличников (не менее 10) вы получите издание «Старинные окна Барнаула», которое содержит фотографии наличников и объектов деревянного зодчества Барнаула за авторством С. Семёнова. Собранный силами энтузиастов фотоархив даст музею возможность продолжить работу по фотофиксации и изучению наиболее интересных образцов наличников Барнаула.

В свою очередь «АП» обращается ко всем жителям края: присылайте в редакцию фотографии наличников из ваших городов и сел. Поверьте, они не менее интересны, чем барнаульские раритеты. Давайте общими силами создадим фотобанк ускользающей красоты! (Адрес для писем: stirskaya@mail.ru)

Барнаул 

Источник: www.ap22.ru

Насколько публикация полезна?

Нажмите на звезду, чтобы оценить!

Средняя оценка 0 / 5. Количество оценок: 0

Оценок пока нет. Поставьте оценку первым.

Сожалеем, что вы поставили низкую оценку!

Позвольте нам стать лучше!

Расскажите, как нам стать лучше?

Оставьте ответ

Ваш электронный адрес не будет опубликован.

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.